Реализация правового статуса потерпевшего по уголовному делу, по которому с обвиняемым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве

Уголовно-процессуальный закон определяет досудебное соглашение о сотрудничестве как соглашение между сторо­нами обвинения и защиты, в котором указанные стороны со­гласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбужде­ния уголовного дела или предъявления обвинения.

Сущность соглашения состоит в том, что подозреваемый или обвиняе­мый берет на себя обязательство оказать содействие следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступле­ния, розыске имущества, добытого в результате преступления, в обмен на снижение размера наказания в соответствии с по­ложениями ст. 62 УК РФ. Досудебное соглашение не может вторгаться в компетенцию суда по назначению уголовного на­казания, поэтому его размер и вид не могут быть предметом соглашения сторон.

Несмотря на то, что положения процессуального инсти­тута досудебного соглашения о сотрудничестве следуют за особым порядком и имеют общее начало в виде применения особого порядка судебного разбирательства, вместе с тем, по­ложение одного из центральных субъектов уголовно-процес­суального правоотношения - жертвы преступления, неравно­значное. Данное обстоятельство, а также существенная роль пострадавшей стороны в «классическом» особом порядке принятия судебного решения, вызывает немалое количество вопросов в юридической среде.

Во-первых, потерпевший не принимает участие в под­готовке и составлении досудебного соглашения о сотрудниче­стве. Сторона обвинения в лице следователя и прокурора уча­ствует в подготовке и заключении соглашения. Поименный законодателем еще один представитель стороны обвинения - потерпевший - не только не оказывает влияния на данный документ, но и не уведомляется о его заключении.

Во-вторых, несогласие пострадавшей стороны с примене­нием особого порядка судебного разбирательства, не влияет на рассмотрение дела в упрощенной форме. Данное поло­жение отражено в Постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28.06.2012 № 1б «О практике при­менения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о со­трудничестве».

Позиция пострадавшей стороны не учитывается при за­ключении досудебного соглашения о сотрудничестве, что вы­зывает серьезную критику в научной среде.[1] В качестве одного из аргументов приводятся положения п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК РФ, стоящей на первом месте в иерархии целей уголовного судо­производства, согласно которой законодатель обозначил за­щиту прав и интересов потерпевшего в качестве прерогативы.

На мой взгляд, интересы потерпевшей стороны должны быть учтены, не нарушая при этом функционирования досу­дебного соглашения. Не каждый потерпевший заинтересован в назначении осужденному справедливого наказания, озабо­чен целями общегосударственного масштаба в виде борьбы с организованной преступностью.

По мнению О. Я. Баева при заключении досудебного со­глашения следует выяснить точку зрения пострадавшей сто­роны при принятии соответствующего решения. По мнению В. М. Быкова заключение соглашения должно осуществляться после получения согласия на то пострадавшей стороны.

Наряду со сторонниками расширения участия потерпев­шего имеются и противники. По мнению И. В. Ткачева и О. Н. Тиссен защита широкого круга лиц имеет прерогативу перед частным интересом, что обуславливает неучастие потерпевше­го в составлении и заключении досудебного соглашения о со­трудничестве. По мнению Ю.Ф. Поповой законодательное за­крепление положения необходимости согласия потерпевшего на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве в ка­честве обязательного может поставить под удар безопасность, жизнь и здоровье самого потерпевшего и его близких.

Одновременно положения УПК РФ, регламентирующие материальные и процессуальные аспекты досудебного со­глашения о сотрудничестве, были предметом рассмотрения Конституционного суда РФ в связи с возможными нарушени­ями прав потерпевшего. По мнению суда, ограничение прав участников уголовного процесса, признанных потерпевшими или гражданскими истцами по уголовному делу, допускается в целях защиты прав и законных интересов других лиц и орга­низаций от преступлений, возмещения причиненного вреда, восстановления конституционных прав и свобод, что соответ­ствует конституционно оправданным целям.

Проанализировав различные подходы к учету мнения потерпевшего при заключении досудебного соглашения о со­трудничестве, я пришел к выводу, что следует обязать проку­рора уведомлять потерпевшего о заключенном досудебном со­глашении о сотрудничестве с разъяснением его последствий, а также о направлении уголовного дела в суд с представлением о применении особого порядка.

Правовая природа досудебного соглашения о сотрудни­честве с нашей точки зрения, затрудняет доступ потерпевше­го к его составлению и заключению ввиду указания опреде­ленных действий, которые обязуется совершить обвиняемый или подозреваемый. Ознакомление потерпевшего с данными сведениями нецелесообразно, так как пострадавшая сторона может сообщить сведения иным лицам, воспрепятствовать их совершению, что затруднит работу органам предварительно­го следствия и повлияет на соблюдение условий заключенного соглашения.

В настоящее время правовые нормы гл. 40.1 УПК РФ ак­тивно применяются лишь по уголовным делам, где отсутству­ет потерпевший как физическое или юридическое лицо.

Изучение уголовных дел, расследованных следственными органами Воскресенского района Московской области, пока­зало, что досудебное соглашение о сотрудничестве применя­ется достаточно редко и исключительно по уголовным делам, в которых отсутствуют потерпевшие. Так, за период с 2013 по 2016 год в производстве следователей СУ УМВД России по Вос­кресенскому району находилось 7 уголовных дел, по которым было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, из них в 2013 году - 4, в 2014 - 2, в 2015 - 1 уголовное дело. Иссле­дованные уголовные дела возбуждались и расследовались по преступлениям в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ.

Вместе с тем, нельзя исключать возможности заключения соглашений по делам с участием потерпевших. Интересы в содействии следствию не должны быть противопоставлены интересам пострадавшей стороны. Недопустим полный анта­гонизм прокурора и следователя в отношении потерпевшего. Следователь, ведущий производство по уголовному делу, про­курор, заключивший соглашение, и суд, рассматривающий дело по существу, при необходимости должны исследовать точку зрения потерпевшего, изложить ее в обвинительном за­ключении, представлении и приговоре.

Ограничение заключения соглашения уголовными дела­ми, в которых объективно отсутствует потерпевший, на мой взгляд, представляется нецелесообразным.

В юридической литературе ведутся дискуссии по вопро­су необходимости рассмотрения уголовных дел, по которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, в особом порядке. Дискуссия тесно переплетается с фактом невозмож­ности рассмотрения дела в общем порядке ввиду отсутствия согласия на то потерпевшего.

Казалось бы, правовые нормы, изложенные в главе 40 УПК РФ, должны в полном объеме применяться и в отно­шении главы 40.1 УПК РФ. Высшая судебная инстанция дала окончательный ответ на вопрос о правомочии потерпевшего возражать относительно рассмотрения дела в особом поряд­ке: заявленное пострадавшей стороной несогласие не может блокировать рассмотрение дела в особом порядке. Однако, до издания постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации существовала практика признания права «вето» за потерпевшим и отказе в рассмотрении дела в особом порядке судебного разбирательства.

Считаю, что законодатель предусмотрел иное предна­значение для института досудебного соглашения о сотруд­ничестве, предоставив обвиняемому возможность рассмо­треть уголовное дело в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ.Анализ положений глав 40 и 40.1 УПК РФ свидетельствует о разных целях, преследуемых законодателем при рассмотре­нии дела в особом порядке и в результате заключения досудеб­ного соглашения о сотрудничестве. Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявлен­ным обвинением направлен, в первую очередь, на обеспе­чение процессуальной экономии в деятельности суда, в то время как следственный и оперативно-розыскной аппарат не освобожден от своих прямых обязанностей, и уголовное дело должно быть расследовано ими в общем порядке безо всякого рода исключений. Таким образом, особый порядок судебного разбирательства представляет собой чисто процессуальный механизм. Вопрос о возможности рассмотрения дела в упро­щенном порядке решается исключительно судом, и деятель­ность органов предварительного расследования на него нико­им образом не оказывает влияние. Досудебное соглашение о сотрудничестве, заключаемое в рамках установленных отече­ственным законодателем, есть не только процессуальный, но и криминалистический инструмент. Одновременно заключе­ние соглашения осуществляется прокурором на досудебной стадии, где подозреваемый или обвиняемый берет на себя определенного рода обязательства. Обеспечив их выполнение, законодатель предоставил «льготу» лицам, заключившим со­глашение, в виде особого порядка судебного разбирательства, да и без учета возражений потерпевшего. Соглашение пресле­дует целью не столько улучшить положение лица, в отноше­нии которого ведется уголовное преследование, сколько обе­спечить раскрытие и расследование преступления и смежных ему противоправных деяний. Изложенное говорит о том, что при заключении соглашения определяется не порядок судеб­ного разбирательства, а намечаются пути раскрытия и рассле­дования совершенного противоправного деяния.

Считаю, что в судебном заседании, проводимом по пра­вилам гл. 40.1 УПК РФ, пострадавшая сторона может быть допрошена по обстоятельствам уголовного дела, с которыми она не согласна, в том числе по результатам ознакомления с материалами дела; вправе заявлять ходатайства о вызове сви­детелей, производстве экспертиз и следственных действий, производство которых не было осуществлено следователем. Суд должен исследовать причины отказа в производстве след­ственных действий и экспертиз. Если по результатам их прове­дения будет установлены обстоятельства, препятствующие по­становлению правосудного решения, суд вправе рассмотреть вопрос о переходе с особого порядка судебного разбиратель­ства в общий.

Данный порядок позволит потерпевшему более тщатель­но защитить свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве. Пострадавшая сторона должна не просто возразить против упрощенного порядка судебного разбира­тельства, но и обосновать причины своего несогласия, под­твердить их важность в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст. 73 УПК РФ). Если подсудимым не были нарушены условия заключенного соглашения о со­трудничестве, за ним следует сохранить «льготы» при назна­чении наказания, предусмотренные УК РФ в полном объеме, по результатам рассмотрения такого дела в общем порядке.

Данное правовое регулирование будет в большей степени соответствовать положениям главы 40.1 УПК РФ - ее крими­налистическим и процессуальным целям. Сохранится осо­бый порядок, но и потерпевший не будет «серой мышкой», точка зрения которой никому не интересна и безразлична. Усложненный механизм направлен на недопущение злоупо­требления правом самим потерпевшим, так как результаты досудебного соглашения о сотрудничестве, если они были до­бросовестно и полностью выполнены обвиняемым, не должны быть отвергнуты в связи с простым несогласием жертвы пре­ступления.

В юридической литературе ведутся дискуссии о необхо­димости расширения перечня обязанностей, которые берет на себя подозреваемый или обвиняемый при заключении досу­дебного соглашения о сотрудничестве.

Поскольку уголовное судопроизводство имеет своим на­значением защиту прав и интересов лиц и организаций, ко­торым противоправным деянием нанесен ущерб, следует рас­смотреть вопрос о вменении лицу, желающему заключить соглашение, обязанность возместить вред, причиненный пре­ступлением до направления уголовного дела в суд.

Считаю, что внесение соответствующих изменений будет способствовать снятию конфликтных ситуаций между обвиня­емым и потерпевшим, и, таким образом, в большей степени будет реализовано назначение уголовного судопроизводства, одновременно у прокурора появится возможность расшире­ния применения института досудебного соглашения о сотруд­ничестве.

В общем, институт досудебного соглашения о сотрудни­честве и последующий за его выполнением особый порядок судебного разбирательства является прижившейся структу­рой в отечественном уголовном процессе. Вместе с тем, дей­ствующая правовая регламентация не позволяет в должной мере обеспечить защиту прав и законных интересов лиц, по­терпевших от преступлений. Надеюсь, что предложенные мной изменения в законодательство найдут свое применение и поспособствуют преодолению имеющихся барьеров.

ШИРОКОВ Иван Владимирович
аспирант НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации помощник Воскресенского городского прокурора Московской области, юрист 2 класса



Уголовное право

Рекомендуем почитать уголовное право

О нашем сайте

Информация на сайте предоставлена исключительно в ознакомительных целях. Перед принятием какого-либо решения проконсультируйтесь с юристом. Руководство сайта не несет ответственности за использование размещенной на сайте информации.


©2018-2019 Advokat-Consultant-online24.ru - Юридические консультации. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.