Ошибки, допускаемые следователем при вынесении постановления о привлечении в качестве обвиняемого

Важным этапом на стадии предварительного след­ствия в уголовном процессе является привлечение лица в качестве обвиняемого.

Важность его заключается в том, что на этом этапе появляется новый участник уголовного процесса - обвиняемый. Рассматриваемый этап закреплен в главе 23 УПК РФ и включает в себя ряд процессуальных действий: вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, предъявление обвинения и до­прос обвиняемого.

Уголовно-процессуальный закон не содержит в себе указания на срок, в течение которого после возбуждения уголовного дела должно состояться привлечение лица в качестве обвиняемого. Исключением может служить слу­чай применения меры пресечения до предъявления обви­нения, когда в течение десяти суток должен быть решен вопрос о предъявлении подозреваемому обвинения либо об отмене меры пресечения.

Дата и место составления постановления о привлече­нии в качестве обвиняемого носит формальный характер в деятельности следователя. Это объясняется тем, что лицо, которое ведет расследование по уголовному делу, имеет право вынести постановление о привлечении в качестве обвиняемого в любом месте и в любое время при наличии достаточных доказательств виновности конкретного лица. Указание на дату вынесения постановления имеет важное значение для соблюдения процессуального срока, в тече­ние которого обвиняемому должно быть предъявлено об­винение - 3 суток с момента вынесения постановления (ч. 1 ст. 172 УПК РФ).

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого обязательно указывается должность, звание, фамилия, имя и отчество лица, его составившего, что, безусловно, направ­лено на защиту прав участников уголовного судопроизвод­ства. Если полные данные лица, вынесшего постановление о привлечении в качестве обвиняемого, отсутствуют, участни­ки уголовного судопроизводства (например, обвиняемый и его защитник) фактически ограничены в возможности пода­чи жалоб на необоснованное или незаконное решение этого должностного лица.

Указанные выше сведения относятся к вводной части по­становления о привлечении в качестве обвиняемого и ошибок в их изложении практически не встречается.

Закон не раскрывает содержание понятия «достаточно­сти» доказательств. В теории уголовного процесса этот вопрос нашел различные варианты его разрешения. Так учеными была создана теория оснований привлечения лица в качестве обвиняемого. Например, А. В. Смирнов считает, что для при­нятия любого процессуального решения требуется система из трех видов оснований - юридического (правовые нормы), фактического (обстоятельства реальной действительности) и информационного (доказательства этих обстоятельств). Осно­ваниями для предъявления обвинения являются нормы главы 23 УПК РФ, которые применяются при наличии факта совер­шения определенным лицом конкретного преступления, что, в свою очередь подтверждается соответствующими доказа­тельствами.

Согласно требованиям уголовно-процессуального зако­на содержание постановления о привлечении в качестве об­виняемого по своему объему должно превосходить сущность оснований для появления подозреваемого (ст. 46 УПК РФ), по­скольку подобное постановление составляется при наличии достаточных для обвинения доказательств. Указанная трактов­ка позволяет следователю формировать обвинение только в случаях, когда все элементы состава преступления установле­ны (доказаны) с достоверностью, а утверждение о совершении преступления определенным лицом (обвинение) обосновано.

Однако на практике встречаются случаи, когда следова­тель при составлении постановления о привлечении в каче­стве обвиняемого вопрос о достаточности доказательств реша­ет весьма субъективно. Вместе с тем п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК РФ требует указания в постановлении о привлечении лица в каче­стве обвиняемого части обстоятельств, подлежащих доказыва­нию в соответствии с пп. 1-4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ. Действительно, нельзя предъявлять лицу обвинение, не зная, каким способом, где и когда было совершено преступление и с какой формой вины, ведь от этого зависит квалификация содеянного. Однако обвинение может быть предъявлено и при отсутствии точных сведений, характеризующих личность обвиняемого и харак­тер вреда, причиненного этим преступлением с учетом того, что в большинстве случаев эти обстоятельства будут влиять лишь на наличие или отсутствие квалифицирующих призна­ков преступления, и в дальнейшем первоначальная квалифи­кация может быть изменена.

Некоторые следователи, указывая на то, что уголовно­процессуальное законодательство не требует включать дока­зательств виновности лица в постановление о привлечении в качестве обвиняемого, и не делают этого, мотивируя тем, что при этом они «выдают» обвиняемому и его защитнику име­ющиеся доказательства, которые можно предъявить при его последующем допросе4.

Отсутствие в постановлении доказательств лишает об­виняемого возможности в полной мере реализовывать свое право на защиту, происходит нарушение принципа состяза­тельности, ведь обвиняемый не знает, на чем основаны сужде­ния стороны обвинения, и, кроме того, нарушается принцип законности, согласно которому все постановления следователя должны быть мотивированными (ч. 4 ст. 7 УПК).

Для устранения вышеуказанных проблем следователи при составлении описательно-мотивировочной части обязаны описывать событие преступления в строгом соответствии с по­ложениями диспозиции конкретного состава преступления, предусмотренного определенной статьей Особенной части Уголовного закона с учетом отдельных положений Общей ча­сти Уголовного закона. При этом должностные лица, которые выносят данное постановление, должны описать все элементы состава преступления, основываясь на собранных доказатель­ствах. В формулировке обвинения следователь конкретизиру­ет совершенное преступление с учетом квалифицирующих обстоятельств и квалификацию этого преступления.

Еще, о чем не должен забывать следователь, что фабула обвинения должна составляться из понятных выражений, так как она затем будет повторена в обвинительном заключении, а также в приговоре. Именно поэтому недопустимо в постанов­лении о привлечении в качестве обвиняемого употреблять не­точные формулировки, использовать непринятые сокращения и слова, неприемлемые в официальных документах, а также загромождать фабулу обвинения описанием обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу. Приводимые в анализируемом процессуальном документе технические и иные специальные термины должны быть разъяснены. Поми­мо этого следует избегать изложения в постановлении о при­влечении в качестве обвиняемого не вызываемых необходимо­стью формулировок, в подробностях описывающих способы совершения преступлений, связанных с изготовлением нарко­тических средств, взрывчатых веществ и т.п.

Могут встречаться ошибки, связанные с различного рода «нестыковками», путаницей, техническими ошибками. На­пример, перепутаны номера статей УК РФ или их частей и пунктов в ходатайстве о продлении срока содержания под стражей обвиняемого лица, с одной стороны, и постановле­нии о привлечении данного лица в качестве обвиняемого, а также протоколе его допроса - с другой; не обновлены данные (в частности, фамилия потерпевшего, время и место совер­шения преступления и т.д.) в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого по другому уголовному делу с целью использования «готового текста» для нужд расследования дан­ного уголовного дела (по сути, в материалах одного уголовно­го дела присутствует процессуальный документ, касающийся другого уголовного дела).

Процессуальная значимость таких ошибок достаточно велика, в чём можно убедиться, если обратить внимание на судебную практику. Так в статье В. Куликова «Приговор под копирку» раскрывается факт, когда приговор в некоторых местах дословно совпадал с документами предварительного следствия, причем - переносились не только грамматические ошибки. Так один из следователей рассказал, что судьям вме­сте с официальным документом, заверенным печатью, переда­валась флешка с текстом обвинительного заключения.

Иногда в постановление о привлечении в качестве обви­няемого вносятся некоторые исправления. Их принято ого­варивать, а точность оговорок удостоверять подписью. Не оговоренные и не подписанные следователем исправления, касающиеся существенных обстоятельств (например, квали­фикации преступления), могут привести к постановке вопро­са о нарушении права обвиняемого на защиту.

Ещё одним обязательным условием порядка предъяв­ления обвинения является то, что закон (ч.4 ст. 171 УПК РФ) определяет необходимость предъявления обвинения при рас­следовании групповых преступлений каждому их обвиняемых отдельно. В связи с этим на практике в деятельности отдельных следователей встречаются ошибки, когда при предъявлении обвинения в совершении преступления нескольким лицам они, соблюдая букву закона о раздельном его предъявлении, осуществляют его соответственно отдельно с каждым, но при этом в содержании постановления о привлечении в качестве обвиняемого изменяются только анкетные данные лица. Дан­ная практика недопустима, поскольку не может быть абсолют­но одинаковых действий двух и более лиц в совершении пре­ступления. Действия каждого индивидуальны и требуют такой же индивидуальной оценки при принятии процессуальных решений, в том числе и привлечения в качестве обвиняемого. Данная позиция может выступить в качестве дополнительно­го обоснования необходимости изложения в мотивировочной части постановления конкретных доказательств виновности. И необходимо добавить «конкретного лица», поскольку в от­ношении разных обвиняемых в мотивировочной части могут быть указаны разные доказательства виновности именно этого лица в совершении преступления.

Таким образом, ни в коем случае нельзя слепо копиро­вать всё постановление, в том числе формулу и формулировку обвинения, резолютивную часть документа, именно в этой ча­сти чаще всего допускаются технические ошибки.

Подтверждение индивидуализации обвинения можно найти и в самом тексте уголовно-процессуального закона, где указано ещё одно условие порядка предъявления обвинения.

Так в ч. 3 ст. 171 УПК РФ указано, что «при обвинении лица в совершении нескольких преступлений, предусмотренных разными пунктами, частями, статьями Уголовного кодекса Российской Федерации, в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого должно быть указано, какие деяния вменяются ему по каждой из этих норм уголовного закона». Казалось бы, данное положение требует конкретизации и индивидуализации деяний, относящихся к разным нормам уголовного права, но закон, требуя «вменения» конкретных деяний, тем самым определяет необходимость перечисления конкретных доказательств, которые подтверждают соверше­ние этих деяний именно этим лицом.

Многие следователи ошибочно полагают, что экономят время и облегчают себе работу при составлении обвинения, используя ранее составленные аналогичные постановления о привлечении в качестве обвиняемого, забывая исправить ка­кие-либо сведения. Поэтому следователь должен начать ра­боту с «чистого листа». Там не должно содержаться никаких индивидуальных сведений, так как они с каждым новым уго­ловным делом или обвиняемым меняются. Такая экономия рабочего времени рано или поздно приведёт к грубейшим процессуальным нарушениям, что подтверждается следствен­ной практикой.

Ежегодно по России десятки уголовных дел «развалива­ются» в суде или возвращаются прокурору для устранения вы­явленных процессуальных нарушений только лишь потому, что из «чужого» обвинения остались дата, номер дела, анкет­ные данные обвиняемого или потерпевшего, формула обвине­ния или её отдельные элементы и т.п.

Казалось бы, что положения статьи ст. 171 УПК РФ нами рассмотрены, постановление о привлечении обвиняемого на этом должно заканчиваться. Но если говорить о положениях

ч.  5 ст. 172 УПК РФ, где указано, что следователь должен разъ­яснить обвиняемому «... его права, предусмотренные статьей 47 настоящего Кодекса, что удостоверяется подписями об­виняемого, его защитника и следователя на постановлении с указанием даты и времени предъявления обвинения», то эле­менты бланка постановления на этом не заканчиваются, а со­держит ещё несколько элементов:

  • отметка обвиняемого об объявлении ему постановле­ния;
  • отметка о том, что разъяснена сущность предъявленно­го обвинения;
  • отметка о разъяснении прав, предусмотренных ч. 4 ст. 47 УПК РФ, удостоверенная подписью обвиняемого и защит­ника, если он присутствовал;
  • отметка о вручении копии постановления обвиняемо­му и его защитнику, если он присутствовал;
  • данные прокурора, которому направлено постановле­ние и дата направления;
  • подпись следователя.

Отказ обвиняемого от подписи должен быть предотвра­щен разъяснением значения его подписи не как признания его вины, а как удостоверения факта предъявления обвинения. При отказе обвиняемого от подписи в постановлении делается соответствующая запись (ч.7 ст.172 УПК РФ).

В данной статье затронута только небольшая часть во­просов, возникающих при составлении обвинения, но следует помнить, что любое несоблюдение уголовно-процессуального законодательства, составляющих порядок предъявления обви­нения, влечет к возращению судом уголовного дела прокурору или иным процессуальным последствиям.

ГУСЕЙНОВ Магомед Алибуттаевич
магистрант кафедры уголовного процесса и криминалистики Юридического института Дагестанского государственного университета



Уголовное право

Рекомендуем почитать уголовное право

О нашем сайте

Информация на сайте предоставлена исключительно в ознакомительных целях. Перед принятием какого-либо решения проконсультируйтесь с юристом. Руководство сайта не несет ответственности за использование размещенной на сайте информации.


©2018-2019 Advokat-Consultant-online24.ru - Юридические консультации. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.