К вопросу о социальном самочувствии сотрудников уголовно-исполнительной системы

На современном этапе развития уголовно-исполнитель­ной системы (далее УИС) России исправление осужденных и предупреждение совершения ими новых преступлений явля­ется стратегической целью не только системы исполнения на­казаний, но и общества в целом.

На наш взгляд, реализация обозначенной цели зависит, прежде всего, от характеристики и состояния кадрового состава УИС.

Одним из принципов, на которых строится вся деятель­ность уголовного исполнительной системы, является про­фессионализм и компетентность самих сотрудников. Уровень профессионализма, компетентности и служебной этики со­трудников УИС, их готовность и способность выполнять тре­бования закона в решающей степени является основой успеха проводимой пенитенциарной реформы.

Профессионализм сотрудников предполагает высокий уровень сознания, знаний, умений, результатов труда в кон­кретной сфере, определенную подготовку в области права, психологии, которые относятся к сфере их служебной деятель­ности. Множественность функций системы (регулирующая, принудительная, организационная, правотворческая и т.д.) требует разносторонних работников, предполагает их интен­сивную профессиональную социализацию.

В основе профессионализма сотрудников лежат нрав­ственные, общечеловеческие нормы и ценности, среди кото­рых важнейшее место занимают жизнь, права, человеческое достоинство, справедливость. На стадии исполнения наказа­ний подобные стратегические установки подразумевают ре­ализацию принципов гуманизма, равенства осужденных пе­ред законом, рациональное применение мер принуждения, средств исправления и стимулирования правопослушного их поведения.

По нашему мнению фигура сотрудника УИС - централь­ное звено в системе исполнения уголовных наказаний как социального института. В УИС сейчас востребован тот тип служащего, который имеет высокую правовую и служебно­профессиональную подготовку, т.е. способен выполнять фор­мализованные требования и нести за них ответственность. С позиции руководства системы данный подход является наи­более простым и удобным, а личностный потенциал самого служащего как человека остается не только слабо востребован­ным, но и мало изученным. Поэтому, мы считаем, именно к данному субъекту общественных отношений должно сводится большинство функциональности в вопросе дальнейшего раз­вития системы.

Такое понимание строится на двух аргументах. Во-первых, общий социальный фон для любого социального института предопределен структурой общественных отношений и со­циальным строем (УИС не является исключением). Во-вторых, обезличенность самого института не означает обезличенность реальной деятельности в рамках норм и ценностей, поддер­живаемых этим институтом. В этом могут обнаруживаться противоречия между социальными нормами и нормами права. Проблемная ситуация заключается в возникновении несоответствия между четко регламентированной законами, уставами правил деятельности сотрудников и обеспеченности жизненных потребностей значимых для поддержания уровня жизни, порядка и дисциплины.

Формирование профессиональных, правовых и мораль­но-волевых качеств, необходимых для решения сложных служебных задач, в немалой степени, зависит от состояния общественного сознания и настроения. В свою очередь такие компоненты общественного сознания как общественное мне­ние, общественное настроение, социальное самочувствие во многом детерминируют не только личную, но и служебную, трудовую и духовную жизнь сотрудников.

Важным конструктом общественного сознания, интегри­рующим многие аспекты взаимоотношений сотрудника с системой и отражающим реакцию человека на изменения усло­вий жизни, является социальное самочувствие.

В современной отечественной социологии продуктивны­ми подходами к изучению социального самочувствия являют­ся: концепция Ж. Т. Тощенко и С. В. Харченко о социальном настроении, комплементарном по отношению к «социально­му самочувствию». Социальное самочувствие выступает пер­вым уровнем социального настроения и некой основы для формирования социального настроения личности, ее направ­ленности. Самочувствие является эмоциональным фоном, влияющим на настрой субъекта. Авторское мнение заключает­ся в том, что именно сознание и поведение людей в конкретно­исторической обстановке обусловливают появление и функ­ционирование различных социальных структур, процессов и явлений общественной жизни.

Другой социологический взгляд на социальное самочув­ствие предопределяет рассмотрение его как «интегральную характеристику реализации жизненной стратегии личности, отношения к окружающей действительности, субъективных ее сторон». Исследователи определяют самочувствие как «син­дром сознания, отражающий отношение к взаимосвязи между уровнем притязаний (в основном определяемой содержатель­ными характеристиками жизненной стратегии) и степенью удовлетворения смысложизненных потребностей (удовлетво­ренность реализованностью жизненной стратегии)». Таким образом, самочувствие выступает в качестве определенного результата рефлексии человеком собственной жизни, своих успехов и неудач.

По мнению Е. Н. Бочкановой, социальное самочувствие - интегральная характеристика удовлетворенности или не­удовлетворенности человека своим социальным положением, индикатор настроений и ориентаций. Социальное самочув­ствие проявляется как целостная, относительно устойчивая эмоциональная реакция субъекта на воздействие социальной среды и условий его жизнедеятельности. Оно «выступает ре­зультатом осознания и переживания человеком смысла и зна­чимости различных сторон жизни», «вырастает из непосред­ственных условий бытия человека, определяющих степень удовлетворения его многообразных потребностей, возможно­стей развертывания индивидуальной жизни, самоутвержде­ния и самореализации». Социальное самочувствие человека определяется степенью удовлетворения его социальных по­требностей, которые, в свою очередь, являются производны­ми от существующей в обществе системы социальных благ, их производства и распределения. Чем больше человек ощущает нехватку социальных благ, тем хуже его социальное самочув­ствие.

Анализ феномена «социальное самочувствие» представ­ляется чрезвычайно важным и актуальным сегодня, поскольку именно уровень социального самочувствия может выступать показателем результативности проводимых реформ. Его важ­ность обусловлена тем, что роль социального самочувствия в поведении человека выражается, прежде всего, в его регуля­тивной функции: становясь мотивом поведения, самочувствие отражает индивидуальную и социально-психологическую удовлетворенность уровнем своей жизни, реализованность со­циальных ожиданий и зависит от определенных условий су­ществования людей.

Специфика деятельности уголовно-исполнительной си­стемы как социального института предопределила актуаль­ность исследования феномена социальное самочувствия его сотрудников.

Проведенное исследование среди слушателей заочной формы обучения на базе Академии ФСИН России (выборка не менее 320 человек) имело цель установление степени со­циального самочувствия посредством оценивания удовлетво­ренности сотрудниками условий службы и связанных с ней проблем. В исследовании были использованы контент-анализ пенитенциарной периодики (журнал «Преступления и нака­зание», «Ведомости УИС» за 20092015 гг.), а также опрос в фор­ме открытых вопросов.

Результаты исследования показали, что более полови­ны сотрудников не интересует или они не удовлетворены условиями прохождения службы и обстоятельствами вы­полнения своих служебных обязанностей (28%/29% соответ­ственно), не видят объективности в оценке своей деятельности руководством (27%/28%) и достойного понимания в обществе (27%/34%), считают, что в системе нарушаются права сотруд­ников (37%/27%) и не соблюдаются нормы организации труда (26%/40%).

Более негативное оценку получили условия, связанные с сильным ограничением или невозможностью продвижения по службе (более 50%), не соблюдение режима труда и отды­ха (около 51%), отсутствие зарплаты соответственно личным усилия и профессиональному мастерству (не менее 51% - не хватает, 25% - затруднились ответить), а так же отсутствие по­ложенных компенсационных выплат за сверхурочное время работы (64% слушателей).

Как предполагается, указанные факторы оказывает силь­ное влияние на сознание и настроение сотрудников УИС. Наиболее распространенным является убеждение, что выпол­нение служебных обязанностей должно быть сведено к «отбы­ванию положенных часов на рабочих местах» или выполнение их только в том объеме, который предписывает занимаемый служебный статус. При этом полномочий (прав) для реализа­ции своих обязанностей вполне хватает только 44% опрошен­ных, 32% затруднились с определением и 21% заявили, что не хватает. Хотя 63% респондентов заявили о готовности трудит­ся с полной отдачей сил.

На лицо рассогласованность личных установок и служеб­ных целей. Как отмечают респонденты в неформальных бесе­дах, каждый день им приходится интенсивно и напряженно выполнять свои функции. Но большей напряженностью обла­дает работа не связанная с непосредственными обязанностя­ми. На первое место выходят планы-отчеты, справки-отписки, бюрократизм и банальная «штурмовщина», направленные на создание видимости работы, нежели на отражение ее сущно­сти. В таких условиях форма труда подменяет его сущность и содержание. Как представляется, такое положение вещей не способствует как обогащению труда, так и росту его содержа­тельности. Отсутствие видимых результатов труда, физическая и психологическая усталость «одновременно оборачивается и некоторой эмоциональной отстраненностью». Здесь речь идет о заметном снижении тонуса эмоциональной восприим­чивости, апатии, эмоциональном выгорании. Поэтому более 58% респондентов не испытывают гордость за свою службу.

Не маловажным следствием этого состояния на наш взгляд является непосредственное отношение сотрудников к осужденным. Большинство респондентов отмечают, что отно­шение к осужденным должно выстраиваться только в рамках закона. Но сотрудники не обезличенные и бездушные эле­менты системы. Поэтому применять только законодатель­ные предписания не всегда удается и сотрудники вынуждены разрешать возникающие ролевые конфликты не в пользу за­конных действий. В частности этому способствует получение осужденными многих прав, которые они используют для об­легчения собственного положения, а в некоторых случаях и открытого неповиновения. Особенно это проявляется в от­ношении младших инспекторов, в адрес которых «можно ус­лышать нелицеприятные различные высказывания, открытое шантажирование, подкуп и другой негатив».

Даже специальные подразделения, предназначенные для поддержания порядка, в большинстве случаев сдерживаются в своей функциональности: «когда мы заходим в зону, нас стара­ются поставить где-нибудь в сторонке. Если кто-то из осужден­ных начинает вести себя вызывающе, не подчиняясь приказам инспекторов и чуть ли не лезет с ними в драку, нам все равно говорят не лезть и стоять на своих местах, так как при при­менении физической силы отписываемся и ходим на допрос к следователю прокуратуры». При предъявлении установлен­ных требований заключенные начинаю писать в прокуратуру о притеснениях со стороны сотрудников и в большинстве слу­чаев, по указанию прокурора, добиваться «справедливого» ре­шения. Совсем не понятна позиция, отражающая пересмотр «вопроса о роли спецназа в мероприятиях, проводимых в ис­правительных учреждениях. Зачастую он является средством ненужного устрашения осужденных...». При таком положе­нии дел единственно правильной и возможной тактикой от­ношения к осужденным, с позиции сотрудников, является без­различие (не бездушие), т.е. «не принимать близко к сердцу их переживания и выполнять свою работу в соответствии с за­конодательством».

По мнению опрошенных, такому положению вещей так же способствуют и мероприятия проводимой реформы пени­тенциарной системы. Как считают респонденты, большинство проводимых изменений в основном направлены на расшире­ние и охрану прав осужденных, которые используют это для провоцирования или шантажа сотрудников. Самым распро­страненным мнением среди сотрудников УИС является то, что у осужденных больше прав и вести себя, нужно помня об этом, не забывая, что «у сотрудника одни обязанности». Около 46% респондентов отметили слабую защищенность сотрудников.

В свою очередь можно констатировать, что люди не до­статочно информированы о своих правах и способах их ре­ализации. Более 42% сотрудникам не хватает юридических знаний в защите своих прав и интересов. Контент-анализ пе­нитенциарной печати показывает, что большинство задавае­мых сотрудниками вопросов характеризуется однообразием и масштабностью регионального расположения пенитенци­арной службы нашей страны. В основном вопросы связаны с жилищной проблемой, исчислением выслуги, пенсионного обеспечения, различных социальных, служебных выплат и т.д. Большинство считает, что «защищать свои права можно толь­ко на пенсии». Статусно-ролевой анализ показывает, что если судить по применяемым правовым дефинициям, сотрудник как бы оказывается вне того функционального пространства, на котором и должно раскрываться его профессиональная де­ятельность.

Более 59% сотрудников не ощущают государственной защиты от снижения уровня жизни и уверены в том, что си­туация в системе не будет улучшаться, хотя считают работу подходящей для себя (49% опрошенных). Выяснилось, что такая полярность мнений обусловлена наличием стабильной зарплаты в системе, возможностью бесплатно получить об­разование, льготной выслугой лет дающей право на пенсию, а также отсутствием работы или затруднениями при ее по­иске (многие респонденты работают в отдаленных регионах, где исправительное учреждение является градообразующим). Поэтому более 60% опрошенных заявили о необходимости на­личия дополнительного заработка.

Тем не менее, об инициативе и самостоятельности в ре­шении жизненных проблем и решительности в достижении своих целей заявили более 78%. Благоприятной ситуации для себя лично ожидают около 57%. Считают, что здоровья для ре­ализации своих планов хватает более 85% опрошенных.

Обобщая полученные данные можно констатировать то, что сотрудники не совсем удовлетворены условиями про­хождения службы. Отсутствие явно видимых положительных результатов пенитенциарной реформы, низкий уровень со­циального престижа службы в УИС, загруженность служеб­ного времени «документооборотом», переработка и отсут­ствие уверенности в улучшении ситуации свидетельствуют о неудовлетворительном состоянии социального самочувствия сотрудников УИС. Неразрешенность большинства обозна­ченных проблем зачастую становятся причиной снижение профессиональной мотивации, укреплении латентных, про­тестных позиций, появлению других факторов влияющих на ценностно-нормативную сферу сотрудников. Можно конста­тировать и то, что в большинстве случае сотруднику прихо­дится рассчитывать только на собственные силы при решении большинства служебных и бытовых проблем.

Необходимость понимания того, что от состояния соци­ального самочувствия и настроения сотрудника УИС будет зависеть профессионализм и компетентность исполнения уголовных наказаний. Мерами по их улучшению могут высту­пать: совершенствование правовых и организационных основ профессиональной деятельности (в основном ориентирован­ных на социальную обеспеченность), внесения корректив в процесс реформирования системы (большую правовую защи­щенность), достойное стимулирование служебной деятельно­сти сотрудников УИС.

ВОЛКОВ Евгений Павлович
кандидат социологических наук, доцент, доцент кафедры философии и истории Академии ФСИН России



Рекомендуем почитать социология и право

О нашем сайте

Информация на сайте предоставлена исключительно в ознакомительных целях. Перед принятием какого-либо решения проконсультируйтесь с юристом. Руководство сайта не несет ответственности за использование размещенной на сайте информации.


©2018-2019 Advokat-Consultant-online24.ru - Юридические консультации. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.