Международная защита прав беженцев

Защита детей-беженцев

В 1951 г. была принята Конвенция о статусе беженцев

Первая половина XX в. вплоть до конца Второй мировой войны в сфере международно-правового регулирования за­щиты детей характеризуется сотрудничеством государств по трем направлениям: борьба с рабством, борьба с торговлей женщинами и детьми, международно-правовое регулирова­ние труда детей и подростков.

В 1920 г. был основан Международный союз спасения де­тей, в задачу которого входила разработка социальных стан­дартов защиты прав детей. Результатом активной работы Союза стал проект Декларации прав ребенка, который был одобрен и принят Пятой Ассамблеей Лиги Наций в Женеве в 1924 г. Положения Декларации отличались абстрактностью, отсутствием конкретных обязательств государств по отноше­нию к защите прав и свобод ребенка. Однако Декларация прав ребенка 1924 г. стала первым международно-правовым доку­ментом, провозгласившим основные положения правового статуса ребенка. Принятие этого международного акта озна­чало, что права ребенка стали рассматриваться в качестве объ­екта международно-правовой защиты. Документ не обошел стороной и принцип недискриминации, указав три основа­ния, под одно из которых подпадают и дети, являющиеся ино­странными гражданами, что во многом носит прогрессивный характер, так как понимание ребенка как личности в отрыве от его родителей пришло позже. Декларация выделяет следу­ющие ситуации уязвимости: голод, болезни, отсутствие роди­телей или законных представителей (сиротство), все формы эксплуатации, указывая также на необходимость предоставлять помощь ребенку «в тяжелое время испытаний в первую очередь», что охватывает и ситуации вынужденной миграции.

Международно-правовая защита детей-беженцев


С окончанием Второй мировой войны дети оказались в еще более уязвимом положении: резко возросло количество детей-сирот. Только в СССР в 1945 г. насчитывалось 678 тыс. сирот. Поэтому новый международный миропорядок с соз­данием ООН в 1945 г. заложил универсальные международно­правовые основы по обеспечению особой защиты и помощи ребенку.

Во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. содержится положение, посвященное правам ребенка (п. 2 статьи 25), про­возглашается право каждого человека на признание его право­субъектности (статья 6), равенство всех людей перед законом и «право, без всякого различия, на равную защиту закона» (статья 7), право каждого человека покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в нее (п. 2 статьи 13), и право искать убежища от преследования в других странах и пользоваться этим убежищем (п.1 статьи 14). Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. подтвердил положения Всеобщей декларации, в том числе о запрете дискриминации (п. 1 статьи 2), предусматривая отдельное положение о запрете дискриминации в отношении детей (п. 1 статьи 24). Международный пакт об эко­номических, социальных и культурных правах 1966 г. признает особые меры охраны и помощи, которые должны приниматься в отношении всех детей и подростков без какой бы то ни было дискриминации по признаку семейного происхождения или по иному признаку (п. 3 статьи 10). Так, положения Международного билля о правах человека10 заложили основу послевоенного между­народно-правового положения детей. Они наложили на государ­ства обязанность по обеспечению защиты детей, их прав и свобод. А обычно-правовой статус положений Всеобщей декларации рас­пространил их действие на все государства международного со­общества.

Кроме положений международного права прав человека, положения международного гуманитарного права также при­менимы к ситуации детей-беженцев. В соответствии с прин­ципами и нормами гуманитарного права перемещенное лицо пользуется защитой в качестве гражданского лица, затрону­того военными действиями (международного или немежду­народного характера) независимо от причин перемены места жительства, будь то преследование, вооруженный конфликт или внутренние беспорядки. Целью Женевской конвенции 1949 г. о защите гражданского населения во время войны и соответствующих положений Дополнительных протоколов 1977 г. является предотвращение или хотя бы ограничение воздействия конфликтов, в которых могут оказаться граж­данские лица. Женевская конвенция о защите гражданско­го населения во время войны регламентирует статус и права иностранцев, находящихся на территории конфликтующего государства. Конвенция обязывает государства, во власти кото­рого находятся гражданские лица, применяя меры контроля, «не обращаться с беженцами, фактически не пользующимися покровительством ни одного правительства, как с иностранца­ми, являющимися гражданами противника, в силу лишь их юридической принадлежности к неприятельскому государ­ству» (статья 44). Кроме того, Конвенция предусматривает га­рантии невысылки беженцев (статья 45). Оба эти правила, та­ким образом, подтверждают и укрепляют принцип права на убежище в военное время. Конвенция о защите гражданского населения во время войны 1949 г. и Дополнительные протоко­лы 1977 г. обязывают государства, участвующие в конфликте, и нейтральные государства предоставлять детям специальную защиту от последствий военных действий, результатом кото­рых часто выступают потоки беженцев. Конвенция гарантиру­ет, что «находящиеся в конфликте стороны будут принимать необходимые меры, чтобы дети до 15 лет, осиротевшие или разлученные со своими семьями вследствие войны, не были предоставлены самим себе, и чтобы облегчить при всех обсто­ятельствах их содержание, выполнение обязанностей, связан­ных с их религией, и их воспитание» (статья 24).

В 1951 г. была принята Конвенция о статусе беженцев, а позднее, в 1967 г., и Протокол, касающийся статуса беженцев, ставшие основным и фундаментальным международно-право­вым инструментарием, регулирующим статус беженцев. Так, в соответствии с вышеуказанными документами «беженцем» на­зывается лицо, которое «в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповеда­ния, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений находится вне страны сво­ей гражданской принадлежности и не может пользоваться за­щитой этой страны или не желает пользоваться такой защитой вследствие таких опасений; или, не имея определенного граж­данства и находясь вне страны своего прежнего обычного место­жительства в результате подобных событий, не может или не же­лает вернуться в нее вследствие таких опасений» (статья 1 (А), 2). Конвенция и Протокол распространяются на всех лиц, независи­мо от возраста, однако не предусматривают отдельного положения, касающегося приобретения статуса беженца детьми, в силу отсутствия полной дееспособности и традиционно толковались, учитывая опыт взрослых людей. В случае с разлученными и не­сопровождаемыми детьми-беженцами с индивидуальным заяв­лением на статус беженца, ребенок должен доказать, что имеет вполне обоснованные опасения стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убежде­ний (п. 4). Возраст и пол ребенка имеет значение для определе­ния статуса беженца, а также особые мотивы, формы и прояв­ления преследований, которым подвергаются дети, например, досрочный призыв на военную службу, торговля детьми, сексу­альная эксплуатация или увечье женских гениталий, насилие в семье и др. (п. 74). Обоснованный страх преследования ребен­ка должен быть связан с одним или больше из пяти признаков, перечисленных в статье 1 A (2) Конвенции 1951 г., чтобы ребенок мог претендовать на статус беженца (п. 40).

Социальная защита и адаптация мигрантов

В 1959 г. резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН была принята Декларация прав ребенка. Декларация включает в себя 10 принципов, 5 из которых были заимствованы из Женевской декларации 1924 г., подтверждая тем самым преемственность до­кументов. В Декларации впервые упоминается принцип наилуч­шего обеспечения интересов ребенка, о котором далее пойдет речь более подробно. С точки зрения защиты детей-беженцев Декларация примечательна принципом недопущения дискри­минации (принцип 1), где дан объемный список оснований для дискриминации, который вторит положению Международно­го пакта о гражданских и политических правах (п. 1 статьи 24). Право на специальный режим, образование и заботу для не­полноценных в социальном отношении детей также может быть отнесен к детям-беженцам, уязвимость которых в социальном плане особо очевидна (принцип 5). Нельзя не отметить принцип недопущения всех форм небрежного отношения, жестокости и эксплуатации (принцип 9), когда последствия ситуации вынуж­денной миграции превращают детей в легкую добычу для тор­говцев людьми, для использования детского рабского труда и др.


Декларация 1959 г. явилась основой для разработки про­екта Конвенции о правах ребенка, которая была принята в 1989 г. как основополагающий документ, признающий за ребенком правосубъектность как носителя всего спектра прав человека.

К концу 70-х гг. XX в. стало очевидно, что существующие нормы права в области защиты прав ребенка больше не отвеча­ют требованиям времени, а право прав человека по отношению к детям требует четкой адресности, чтобы отвечать специальным нуждам детей. Более того, со времени подписания Декларации прав ребенка 1959 г. были выработаны новые подходы, касаю­щиеся концепции прав ребенка и методов их защиты. Назрела необходимость в едином международном документе, который аккумулировал бы в себе предшествующий опыт нормотворче­ства и новые представления о защите прав ребенка. Таким до­кументом явилась Конвенция о правах ребенка 1989 г.

Среди норм Конвенции о правах ребенка 1989 г., касаю­щихся детей-беженцев, в первую очередь нужно упомянуть положение о наилучшем обеспечении интересов ребенка, ко­торым необходимо руководствоваться во всех действиях в отно­шении детей (п. 1 статьи 3). Конвенция провозглашает прин­цип недискриминации в отношении уважения и обеспечения всех прав за каждым ребенком (п. 1 статьи 2). В соответствии с положениями Конвенции государства-участники обеспечи­вают необходимые действия относительно индивидуальности ребенка при рождении или после разделения с родителями, как то право на имя и приобретение гражданства, что защища­ет ребенка от безгражданства (статья 7). Конвенция предусма­тривает право ребенка на сохранение и восстановление своей индивидуальности (гражданство, имя и семейные связи) в слу­чае незаконного лишения части или всех ее элементов, а госу­дарства-участники обязуются оказывать необходимую помощь и защиту (статья 8). Еще одно положение Конвенции касается несопровождаемых и разлученных детей-беженцев, имеющих право не разлучаться со своими родителями, если это не проти­воречит наилучшим интересам ребенка (п. 1 статья 9). В данном случае определение наилучших интересов ребенка необходи­мо, если основанием вынужденной миграции служит жестокое обращение родителей с ребенком. Если ребенок разлучается с одним или обоими родителями, то государство-участник ува­жает право ребенка поддерживать отношения с обоими роди­телями и предоставляют информацию в отношении местона­хождения отсутствующего члена/членов семьи (п. 3-4 статьи 9). Это право основывается на принципе единства семьи, который провозглашен в Международном пакте о гражданских и поли­тических правах 1966 г. (статьи 17, 23) и в самой Конвенции 1989 г. (статьи 10, 22). В сопряжении с этими положениями следует рассматривать нормы статьи 10, посвященные правам ребенка или его родителей на въезд в государство-участник или выезд из него с целью воссоединения семьи (п. 1 статьи 10), а также праву покидать любую страну, включая свою собственную, и возвра­щаться в свою страну (п. 2 статьи 10). Также государства-участ­ники обязуются защищать ребенка от «всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотре­бления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотре­бление, со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке» (п. 1 статьи 19). Такие обязательства служат основой для предоставления убежища ребенку, причиной вынужденной миграции которого являются вышеупомянутые действия. Несопровождаемые и разлученные дети-беженцы, будучи лишенными семейного окружения, в со­ответствии с Конвенцией могут претендовать на особую защиту и помощь, предоставляемые государством (п. 1 стать 20). Ядром правового статуса детей-беженцев служит положение статьи 22 Конвенции 1989 г., которая налагает обязательства на госу- дарств-участников обеспечить «ребенку, желающему получить статус беженца или считающемуся беженцем в соответствии с применимым международным или внутренним правом и про­цедурами, как сопровождаемому, так и не сопровождаемому его родителями или любым другим лицом, надлежащую за­щиту и гуманитарную помощь в пользовании применимыми правами» (п. 1 статьи 22). Данное положение, подкрепленное нормами Конвенции 1951 г., устанавливает правовые рамки для детей-беженцев.

Государства-участники также обязуются сотрудничать с ООН и другими межправительственными или неправи­тельственными организациями, сотрудничающими с ООН, с целью защиты и оказания помощи и поиска родителей или других членов семьи любого ребенка-беженца для по­лучения информации, необходимой для воссоединения с семьей (п. 2 статьи 22). Конвенция предусматривает поло­жение для несопровождаемых и разлученных детей-бежен- цев, когда родители или другие члены семьи не могут быть найдены, «ребенку предоставляется такая же защита, как и любому другому ребенку, по какой-либо причине постоян­но или временно лишенному своего семейного окружения» (п. 2 статьи 22). Особенно актуальным это положение стано­вится в отношении государств, не подписавших Конвенцию о статусе беженцев 1951 г.

Другими словами, Конвенция гарантирует таким детям национальный режим правовой защиты, что доказывает про­грессивный характер этого документа.

В 2000 г. был принят Факультативный протокол к Кон­венции о правах ребенка, касающийся участия детей в воору­женных конфликтах, который обеспечивает гарантии, в со­ответствии с которыми дети не должны принимать прямого участия в военных действиях (статья 1).

В 2016 г. международное сообщество в лице глав государств и высоких представителей собралось для решения проблемы перемещений больших групп беженцев и мигрантов и одобрило важнейший итоговый документ - Нью-Йоркскую декларацию о беженцах и мигрантах. Среди комплекса обязательств, касаю­щихся беженцев, государства готовы взять на себя следующие обя­зательства в отношении детей-беженцев: обеспечить, чтобы все дети-беженцы начали получать образование в течение несколь­ких месяцев после прибытия в страну назначения; отказаться от привлечения к уголовной ответственности или наказанию детей в силу их миграционного статуса или миграционного статуса их родителей; регистрировать беженцев, особо нуждающихся в за­щите, таких как дети, особенно дети без сопровождения взрослых и дети, разлученные с семьями, для семей, возглавляемых детьми для выявления конкретных потребностей в помощи и определе­ния по возможности механизмов защиты. Эти положения нашли свое отражение в проектах глобальных договоров о безопасной, упорядоченной и регулируемой миграции (от 26 марта 2018 г.) и о беженцах (от 30 апреля 2018 г.). Работа над глобальными договора­ми продолжается (на 5 мая 2018 г.).

ОСИПОВА Мария Николаевна
аспирант кафедры международного права Юридического института Российского университета дружбы народов



Рекомендуем почитать семейное право

О нашем сайте

Информация на сайте предоставлена исключительно в ознакомительных целях. Перед принятием какого-либо решения проконсультируйтесь с юристом. Руководство сайта не несет ответственности за использование размещенной на сайте информации.


©2018-2019 Advokat-Consultant-online24.ru - Юридические консультации. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.