международные договоры по защите прав детей

Первая жалоба в Комитете ООН по правам ребенка

20 ноября 1989 г. Генеральная Ассамблея ООН единоглас­но приняла резолюцию 44/25, на основе которой была одобре­на Конвенция о правах ребенка и открыта для подписания, ратификации и присоединения.

Конвенция о правах ребенка является единственной среди других основных конвенций о правах человека, которая вступила в силу за очень короткое время, — меньше года после ее принятия — 2 сентября 1990 г. в соответствии со ст. 49 Конвенции после ее ратификации 20-м государством. Сегодня Конвенцию ратифицировали все государства-члены ООН кроме США.

Для контроля за выполнением государствами положений Конвенции был образован Комитет по правам ребенка (КПР) в соответствии со ст. 43 Конвенции о правах ребенка 1989 г. В Комитет входят 18 экспертов, действующих в личном качестве и избираемых тайным голосованием в ходе совещания стран- участниц Конвенции из числа граждан этих стран с учетом принципа справедливого географического распределения и представительства главных правовых систем. Члены Комите­та должны обладать высокими нравственными качествами и признанной компетенцией в области, охватываемой Конвен­цией. Каждое государство имеет право выдвинуть не более одного кандидата.



Члены Комитета избираются на четырехлетний срок и имеют право быть переизбранными при повторном выдвиже­нии их кандидатур. В случае досрочного прекращения полно­мочий члена Комитета государство-участник, выдвинувшее данного члена Комитета, назначает другого эксперта из числа своих граждан на оставшийся срок при условии одобрения Комитетом. Комитет избирает своих должностных лиц на двухлетний срок. В их число входят председатель, четыре его заместителя и докладчик. От Российской Федерации в каче­стве эксперта в Комитет избрана О. А. Хазова.

Комитет устанавливает свои собственные правила проце­дуры. Организационно-техническое обеспечение деятельно­сти Комитета осуществляет Секретариат ООН. Генеральный секретарь ООН предоставляет необходимый персонал и ма­териальные средства для эффективного осуществления Коми­тетом своих функций в соответствии с Конвенцией. Доклады о деятельности Комитета один раз в два года представляются Генеральной Ассамблее через посредство ЭКОСОС.

В функции КПР входит: рассмотрение докладов госу­дарств о выполнении Конвенции; рекомендовать Генеральной Ассамблее предложить Генеральному секретарю провести от ее имени исследования по отдельным вопросам, касающимся прав ребенка; принимать рекомендации общего характера. С частотой примерно раз в год Комитет проводит однодневную общую дискуссию. Она носит открытый характер: приглаша­ются представители государств, органов и специализирован­ных учреждений ООН, неправительственных организаций, научного и экспертного сообщества, а также дети. Обычно обсуждается какой-либо тематический вопрос, связанный с применением положений Конвенции в определенных обсто­ятельствах или в отношении определенной категории детей.

Как и другие договорные органы, Комитет по правам ре­бенка принимает замечания общего порядка, которые толку­ют и развивают положения Конвенции. Стоит отметить, что в ноябре 2014 г. КПР совместно с Комитетом по ликвидации дискриминации в отношении женщин приняли совместную общую рекомендацию/замечание общего порядка о вред­ных практиках в отношении девочек. Кроме них, у Комитета есть и другая форма работы - решения. Обычно они касают­ся процедурных вопросов (сроки представления докладов, их формат, порядок заседаний), но ряд решений содержит и предметные рекомендации государствам и органам ООН от­носительно исполнения отдельных положений Конвенции.

Комитет по правам ребенка с 14 апреля 2014 г. может рас­сматривать индивидуальные сообщения, рассматривать жалобы государств на невыполнение другими государствами положений Конвенции и проводить расследования в соответствии с Факуль­тативным протоколом к Конвенции, предусматривающим такие полномочия Комитета. Данный инструмент был разработан соот­ветствующей рабочей группой Совета ООН по правам человека в 2010-2011 гг., без голосования одобрен пленумом Совета на его 17-й сессии и принят Генеральной Ассамблеей на ее 66-й сессии 19 декабря 2011 г.. На сегодняшний день Факультативный протокол подписали 50 государств, а ратифицировали 34 государства. Рос­сийская Федерация не участвует в этом Факультативном протоколе.

Международные договоры по защите прав детей


Уже в том же году, когда Факультативный протокол всту­пил в силу, в Комитет поступила первая жалоба против Испа­нии, а 4 июня 2015 г. Комитет вынес первое решение. Данный факт заслуживает подробного рассмотрения и определенных дискуссий в рамках отечественной юридической доктрины. До этого момента только Африканский комитет экспертов по правам и основам благосостояния ребенка мог рассматривать исключительно жалобы на нарушение прав детей.

Истец А. Х. А. (Abdul-Hamid Aziz, гражданин Ганы) был представлен адвокатом Альбером Паресом Касановой из адво­катской конторы «Collectiu Iuris» и ассоциации «Associacio Noves Vies» направил 23 сентября 2014 г. жалобу в Комитет по правам ребенка. В своем заявлении он утверждал, что родился 24 июля 1994 г. и является жертвой нарушения государством- участником его прав по статье 3 (принцип наилучшего обеспе­чения интересов ребенка) в сочетании со статьями 18 (2) и 20 (1) и по статьям 8, 20, 27 и 29 Конвенции.

В своем заявлении А. Х. А. изложил факты в следующем виде. После прибытия в Испанию автор был представлен по­лицией как несопровождаемый несовершеннолетний. 24 октя­бря 2010 г. Главное управление по защите детей и подростков Испании начало разбирательство на предмет признания, что автор оказался покинутым и нуждается в защите со стороны государственных властей. Однако медицинские обследования показали, что ему было по крайней мере 19 лет. Соответствен­но, 16 ноября 2010 г. автор был информирован Главным управ­лением, что он не имеет права на государственную защиту, ибо он, как было установлено, является взрослым.

Автор оспорил решение Главного управления в барселон­ском суде первой инстанции № 18. Он утверждал, что является не­совершеннолетним, а датой его рождения является 24 июля 1994 года, как указано в его свидетельстве о рождении и в паспорте, вы­данном консульством Ганы в Мадриде 21 декабря 2010 г., и что тем самым он имеет право на государственную защиту. 22 июля 2011 года суд отклонил его ходатайство. Автор подал апелляцию на ре­шение суда № 18. 5 октября 2011 г. барселонский Провинциаль­ный суд отклонил апелляцию автора. 5 октября 2012 г. он подал еще и кассационную жалобу в Верховный суд. 17 сентября 2013 г. Верховный суд признал такую жалобу неприемлемой.

Суть жалобы состоит в следующем. Автор утверждает, что государство-участник нарушило его права по статье 3 в сочетании со статьями 18 (2) и 20 (1) и по статьям 8, 20, 27 и 29 Конвенции. Автор утверждал, что власти произвольно отказались признать его несовершеннолетним и проигнорировали дату рождения, указанную у него в паспорте, хотя они никогда не оспаривали действительность этого документа. Медицинские обследования, проведенные властями с целью установить его возраст, и не про­водились опытным врачом, и не востребовали соответствующую технологию и тесты для оценки возраста. Кроме того, автор утверждал, что медицинские тесты с целью определить возраст человека должны проводиться только в том случае, когда у че­ловека нет документации, указывающей его/ее дату рождения. Решение властей государства-участника лишило автора его пра­вомочий на государственную защиту в качестве несовершенно­летнего, причинив ему продолжающийся вред.

Рассмотрение Комитетом вопроса о приемлемости. Пре­жде чем рассматривать любую жалобу, содержащуюся в сооб­щении, Комитет должен решить в соответствии с правилом 20 его Правил процедуры в рамках Факультативного протокола, касающегося процедуры сообщений, является ли сообщение приемлемым.

Комитет принял к сведению утверждения автора о том, что 16 ноября 2010 г. Главное управление по защите детей и подрост­ков заключило, что он не является несовершеннолетним, и инфор­мировало его, что он не имеет права на защиту в качестве ребен­ка; впоследствии все судебные апелляции против этого решения были отклонены; и 17 сентября 2013 г. Верховный суд признал не­приемлемой его кассационную жалобу. Комитет отметил, что все факты, упомянутые в сообщении, включая судебное решение по последней инстанции, произошли до 14 апреля 2014 г. - до даты вступления в силу Факультативного протокола для государства- участника. Соответственно, Комитет заключил, что, согласно ста­тье 7 (g) Факультативного протокола, рассмотрение настоящего сообщения возбраняется ему rationetemporis. Поэтому Комитет по­становил: признать сообщение неприемлемым по статье 7 (g) Фа­культативного протокола; препроводить настоящее решение ав­тору сообщения и в порядке информации государству-участнику.

Таким образом, Комитет по правам ребенка при рас­смотрении своей первой жалобы признал ее неприемлемой, что не позволило Комитету начать рассмотрение жалобы по существу. Вместе с тем в данном деле рассматривался вопрос о продолжающемся вреде, который продолжал длится и до момента подачи А. Х. А. жалобы в Комитет, и мог бы стать основой для рассмотрения жалобы. Более того, истцом в про­цессе рассмотрения был поднят целый ряд интересных во­просов, особенно в контексте развития принципа наилучшего обеспечения интересов ребенка (ст.3 Конвенции). Будем ожи­дать дальнейших решений Комитета, которые, должны спо­собствовать повышению эффективности защиты прав детей.


КАБАНОВ Владимир Львович
кандидат педагогических наук, докторант кафедры международного права Российского университета дружбы народов



Рекомендуем почитать семейное право

О нашем сайте

Информация на сайте предоставлена исключительно в ознакомительных целях. Перед принятием какого-либо решения проконсультируйтесь с юристом. Руководство сайта не несет ответственности за использование размещенной на сайте информации.


©2018-2019 Advokat-Consultant-online24.ru - Юридические консультации. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.