правовой статус ребенка

Интересы ребенка в международном и российском праве

Введение. Понятие «интересы ребенка» характеризует­ся высокой степенью использования в российском законода­тельстве. В СК РФ в том или ином контексте данное понятие употребляется около 50 раз.

Что в действительности означает данный термин и почему ему придают такое большое значе­ние? Отсутствие четкого законодательно установленного опре­деления данного понятия и при этом высокая частота его ис­пользования привела к возникновению активной дискуссии в науке относительно его содержания. Несмотря на наличие ряда исследований, посвященных данному вопросу, содержа­ние понятия «интересы ребенка», его семейно-правовая сущ­ность и значимость до сих пор в полной мере не раскрыты. Это, в свою очередь, затрудняет понимание и оценку насколь­ко грамотной является государственная политика, а также используемые родителями меры воспитания по отношению к детям. Стараясь подарить ребенку лучшую из возможных жизней, предварительно нужно разобраться что такое инте­рес в целом, интересы ребенка в частности, а также наилучшее обеспечение интересов ребенка.

Целью данной статьи является проведение научно-право­вого анализа понятия «интересы ребенка», его содержания, а также изучение международного и национального права от­носительно закрепления данного понятия.

Понятие «интерес». Прежде чем рассматривать по­нятие «интересы ребенка», необходимо обозначить понятие «интерес» как таковое. Категория «интерес» лежит в основе правового регулирования и определяет его направление. По мнению Р. Е. Гукасяна под интересом понимается «объективно существующая социальная потребность, определяемая положением лица в обществе и независящая от осознания ее носителем». О. Г. Миролюбова определяет интерес не как «по­требность» в силу ее существования вне зависимости от осозна­ния субъектом (ребенком в данном случае), а как «стремление к достижению определенного блага» при ценностном отноше­нии к нему. Н. Н. Тарусина справедливо отмечает противо­речивость такого подхода, поскольку осознание также подраз­умевается в ценностном отношении к благу. Как пишет Р. Е. Гукасян: «если исходить из того, что вне сознания интересы существовать не могут, то придется признать, что малолетние, а также лица с нарушенной психикой интересов не имеют.. .». Такое допущение едва ли можно признать истинным.

Стоит различать понятия «интересы в семейном праве» и «интересы ребенка». Первое понятие является значительно более широким и многоаспектным, поскольку включает в себя и интересы отдельных членов семьи, семьи в целом, общества и государства, и, в зависимости от сферы применения, харак­теризуется различным содержанием.

Понятие «интересы ребенка». По мнению Е. А. Поссе понятием «интересы ребенка» охватываются бытовые условия, в которых живет и развивается ребенок, окружающая его сре­да, подготовка ребенка к общественно-полезной деятельности, привязанность и заинтересованность лиц, воспитывающих ре­бенка, и другие. В. Н. Леженин отмечает, что интересам ребен­ка будет соответствовать воспитательная деятельность родите­лей, основанная на взаимопонимании ребенка с родителями, а также на должном учете родителями возраста ребенка при выборе методов воздействия на него. А. М. Нечаева отмечает в своих работах, что основу интересов детей составляет их над­лежащее воспитание. По мнению Н. С. Малеина в интересах ребенка находится его надлежащее воспитание, которое нель­зя смешивать с условиями воспитания.

Ю. Ф. Беспалов под интересом ребенка понимает надле­жащее условие воспитания, а также создание системы условий для реализации прав ребенка. Так как ядром каждого интере­са являются потребности, Ю. Ф. Беспалов определяет интерес ребенка как его потребность в создании условий для содержа­ния и благополучного развития ребенка, его подготовки к са­мостоятельной жизни.

Конвенция о правах ребенка


Интересы ребенка могут быть выявлены и выражены, на­пример, путем высказывания своего мнения, отражены в за­ключении органа опеки и попечительства, определены в ре­шении суда, соглашении родителей и др.

По мнению О. Ю. Ильиной «интересы детей являют­ся мерилом как должного, так и возможного поведения родителей», и выступают как критерий качества осущест­вления родителями (или лицами, их заменяющих) своих прав и обязанностей. Автор формулирует интересы ребенка как «субъективно обусловленную потребность ребенка в благо­приятных условиях существования, находящую объективное выражение в реализации родителями своих прав и обязанно­стей, предусмотренных семейным законодательством». Дан­ное определение представляет интерес, поскольку им охваты­ваются сразу и ребенок, и родители, и государство.

Ю. Г. Долгов полагает, что интересы ребенка не являются продуктом его сознания, а формируются родителями ребенка, которые выявляют интересы ребенка и определяют их содер- жание. Такую позицию считают спорной такие авторы как О. Ю. Ильина, А. М. Нечаева, Н. Н. Тарусина и другие. В связи с этим О. Ю. Ильина, например, целенаправленно определяет осознание ребенком своих интересов как неотъемлемую часть конструкции «интересы ребенка». Таким образом, можно судить о сложном, многостороннем и неочевидном содержа­нии понятия «интересы ребенка», формирующимся из пред­ставлений самого ребенка, родителей (лиц, их заменяющих), общества и государства в целом, а также о противоречивости и неоднозначности позиций ученых по этому вопросу. Пред­ставляется, что сам ребенок определенно может быть носите­лем своих интересов, тогда как реализовывать свои интересы он может или самостоятельно или при помощи родителей (лиц, их заменяющих), определенных организаций, общества и государства. В соответствии с нормами СК РФ ребенок име­ет право на выражение своего мнения при решении всех за­трагивающих его интересы вопросов, с 10 лет давать согласие на совершение некоторых семейно-правовых актов, с 14 лет самостоятельно защищать свои интересы от злоупотребления родителей и иных попечителей. Так, по мере своего развития, ребенок превращается из пассивного обладателя интересов в лицо, которое может самостоятельно их реализовать. В за­висимости от возраста ребенка, условий его существования, а также других обстоятельств интересы ребенка могут быть из­менчивы, при этом необходимо учитывать факт постоянного развития ребенка. Конвенция о правах ребенка закрепляет по­нятие «развитие ребенка» в качестве самостоятельного прин­ципа развивающихся способностей ребенка, который тесно связан с принципом наилучшего обеспечения интересов ре­бенка.

Соотношение интересов ребенка с иными интере­сами. Не только само понятие «интересы ребенка» является дискуссионным в доктрине, но также и вопрос соотношения интересов ребенка, иных участников семейных отношений, об­щества и государства. Законодателю необходимо найти баланс среди обозначенных интересов, принимая во внимание значи­мость, специфику, объем и форму выражения каждого из них. Немаловажное значение также имеет вопрос соответствия интересов родителей и интересов ребенка, поскольку родите­лям необходимо самостоятельно принимать решения по во­просам воспитания и образования ребенка, исходя при этом из его интересов. Ребенок, в силу своего возраста и присущих ему особенностей, зачастую не может в полной мере осозна­вать и выражать свои интересы и потребности, оценивать свои поступки, поэтому значительная роль в этом отводится ро­дителям. Однако, нередки и ситуации, когда под интересами детей выдаются интересы их родителей. Как отмечает М. В. Антокольская, родителям невозможно законодательно пред­писать, как воспитывать ребенка, что, с одной стороны, гово­рит о частноправовом характере родительских правоотноше­ний, однако закон может и должен в общей форме запретить злоупотребление этим правом, а также преследовать за его не­осуществление, что, в свою очередь, указывает на присутствие публично-правового элемента, призванного защитить интере­сы несовершеннолетних.

Интересы ребенка в международном и российском праве

В п.1 ст. 63 СК РФ говорится о том, что родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей перед другими лицами. В ст. 65 Семейного кодекса РФ установле­но, что осуществление родительских прав не может противо­речить интересам детей, обеспечение которых «должно быть предметом их основной заботы». Таким образом, интересы детей определяются здесь в контексте интересов родителей. При этом родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Таким образом, отсутствие противоречия интересов предполагает, на первый взгляд, их единство. А. Н. Пергамент, исследуя содержание понятия «ин­тересы ребенка», отмечала, что при осуществлении своих прав по воспитанию детей, их родители параллельно удовлетворя­ют и свои интересы, которые в нормальной ситуации должны совпадать с интересами детей. Несмотря на это интересы ро­дителей, по мнению А. Н. Пергамент, не могут быть постав­лены в один ряд с интересами детей, в том числе и потому, что интересы родителей имеют характер долженствования, а интересы детей должны иметь решающее значение.

В. П. Шахматов особо подчеркивал, что так как ребенок является недееспособным и не может самостоятельно защи­щать свои интересы, которые могут не совпадать с интересами его родителей, в подобных случаях необходимо участие ор­ганов опеки и попечительства, призванных обеспечивать ин­тересы ребенка. Наличие противоречия в интересах может быть установлено решением органа опеки и попечительства или суда. В данной связи А. М. Нечаева полагает, что россий­ское законодательство должно располагать адекватными ме­рами и способами для разрешения конфликта родителей и детей. Как отмечает автор, к сожалению, правило п. 2 ст. 64 СК РФ о назначении ребенку специального представителя при наличии противоречия интересов родителей и ребенка на практике не применяется, поскольку не ясна трактовка такого противоречия (противоречия неизбежны между родителями и детьми, возникают по разнообразным причинам, зависят от ряда факторов), а также четко не определен статус такого представителя и пределы ограничения в данном случае стату­са родителей.

Е. М. Ворожейкин выделил 3 критерия, которые необхо­димо принимать во внимание при оценке конструкции «инте­ресы ребенка». Первый (объективный) критерий заключается в том, что личные интересы ребенка и их реализация не долж­ны носить антисоциального характера. Второй (субъективный) критерий предполагает, что родители и другие попечители ребенка должны учитывать индивидуальные качества ребенка. Третий критерий является общесемейным, что подразумева­ет учет интересов ребенка и семьи в целом. Анализируя со­временные представления о толковании конструкции «инте­ресы ребенка», О. Ю. Косова полагает, что описанная теория «3-х критериев» Е. М. Ворожейкина по сегодняшний день со­храняет свою актуальность, поскольку, по мнению ученого, в указанной теории описан оптимальный баланс интересов. О. Ю. Косова утверждает, что современная ситуация, при кото­рой законодатели и правоприменители опираются на идею приоритетности прав ребенка без учета указанного баланса интересов, может оказать пагубное воздействие на семьи и способствовать развитию детского эгоизма. Особенно опас­ным такой подход кажется автору в совокупности с риском несоразмерной реакцией социальных служб на детские сооб­щения о «проступках» родителей. М. В. Антокольская также придерживается мнения, что законодательство должно быть ориентировано на достижение интересов родителей и детей, поскольку несоблюдение интересов родителей не представля­ется гуманным, а также кажется нецелесообразным при вос­питании ребенка.

Содержание интересов ребенка. Для того, чтобы разо­браться что противоречит интересам ребенка, а что нет, необ­ходимо определить содержание этих интересов, а также круг лиц, ответственных за оценку поведения родителей относи­тельно действий, противоречащих интересам ребенка.

Возможность разного понимания интересов ребенка, с од­ной стороны, можно рассматривать как предпосылку к необ­ходимости их определения как правовой категории. С другой стороны, именно гибкость восприятия данного понятия по­зволяет осуществлять индивидуальный подход в каждом кон­кретном случае к определению интересов ребенка, что может оказаться более полезным для ребенка. Определение интере­сов ребенка является непростой задачей, поскольку каждый ребенок, члены его семьи, общество и государство зачастую по-разному их представляют. В связи с индивидуальностью интересов ребенка, определение их конкретного и универсаль­ного содержания, которое всегда и для всех случаев было бы актуальным, представляется затруднительным. Содержание интересов ребенка зависит от ряда факторов в каждом кон­кретном случае. Например, оно зависит от возраста ребенка, от состояния его развития, так, в задачи родителей входит верное определение того, что будет находиться в интересах ребенка в каждой конкретной ситуации, а также и с учетом бу­дущего ребенка. Несмотря на это и, в то же время, особенно в силу этого необходимо определить наиболее важные и общие составляющие элементы понятия «интересы ребенка».

По мнению О. Ю. Ильиной на определение интересов ре­бенка влияет множество объективных (социально-экономиче­ские условия, направления государственной политики) и субъ­ективных факторов (например, взгляды родителей, осознание ребенком своих интересов).

Комитет по правам ребенка посчитал целесообразным составление неисчерпывающего и несоподчиненного перечня элементов для рассмотрения при проведении оценки наилуч­ших интересов любым уполномоченным на это лицом. Пере­чень не является исчерпывающим, поскольку в конкретных обстоятельствах может быть необходимо рассмотрение иных факторов. В каждом конкретном случае необходимо прини­мать во внимание и взвешивать все указанные в перечне эле­менты, таким образом он должен служить конкретным руко­водством, при этом сохраняя гибкость для принятии решений.

Так, в каждой рассматриваемой ситуации при оценке наилучших интересов ребенка Комитет по правам ребенка предлагает учитывать при оценке и определении наилучших интересов ребенка следующие элементы:

«а) Взгляды ребенка - право детей выражать свои взгляды по всем затрагивающим их решениям.

  1. Индивидуальность ребенка: пол, сексуальная ориен­тация, национальное происхождение, вероисповедание и убеждения, культурная самобытность, личные качества, фи­зические особенности, развивающиеся способности. В то же время культурная самобытность, например, не может служить оправданием для действий, несовместимым с правами, закре­пленными в Конвенции, или противоречащие им, так или иначе не отвечающим наилучшим интересам ребенка.
  2. Сохранение семейного окружения и поддержание от­ношений. Стоит всегда принимать во внимание, что семья является наиболее естественной средой для роста и благопо­лучия детей. Термин «семья» в данном случае следует пони­мать в широком смысле. При разлучении с одним или обои­ми родителями ребенок имеет право поддерживать с ними на регулярной основе личные отношения и прямые контакты, в случаях, если это не противоречит его наилучшим интересам (пункт 3 статьи 9).
  1. Попечение, защита и безопасность ребенка. Государ­ства обязаны обеспечить ребенку такую защиту и заботу, кото­рые необходимы для его благополучия (пункт 2 статьи 3). Под благополучием детей в широком смысле понимается удовлет­ворение их основных материальных, физических, образова­тельных, эмоциональных потребностей и потребности в люб­ви и защите от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления (статья 19), от сексуальных домогательств, давления сверстников, запугива­ния, унижающего достоинство обращения, а также на защиту от сексуальной, экономической и иных форм эксплуатации, наркотиков, привлечения к труду, вооруженных конфликтов и т.д. (статьи 32-39).
  2. Уязвимое положение. Под данным критерием имеется в виду, например, инвалидность или принадлежность к тому или иному меньшинству, жертвам злоупотреблений и т.д. Уполномоченным органам и лицам при принятии решений необходимо принимать во внимание различный характер и степень уязвимости каждого ребенка.
  3. Право ребенка на здоровье.
  4. Право ребенка на образование, наличие доступа к каче­ственному бесплатному образованию».

Немаловажную роль играет установление баланса между элементами при оценке наилучших интересов ребенка. При принятии решений необходимо взвешенно оценить и сопо­ставить все соответствующие элементы по мере их значимо­сти в каждой конкретной ситуации. Содержание и значимость каждого элемента будут различными в разных случаях, поэто­му крайне необходим индивидуальный и внимательный под­ход. Принимая решение, нужно помнить, что целью оценки и определения наилучших интересов ребенка является гаран­тирование полной и эффективной реализации прав, признан­ных в Конвенции и факультативных протоколах к ней, а также всестороннее развитие ребенка. Так, выделенные Комитетом по правам ребенка элементы представляют собой конкретные права, а не просто какие-то элементы для определения наи­лучших интересов ребенка.

Закрепление концепции в российском и междуна­родном праве. В России прецедентом законодательного за­крепления понятия «интересы ребенка» является утративший силу Закон г. Москвы от 04.06.1997 N 16 «Об организации ра­боты по опеке, попечительству и патронату в городе Москве», который содержал в себе определение понятия «интересы ре­бенка». В соответствии с ним, под законными интересами ре­бенка понимается «совокупность личных неимущественных и имущественных прав и законных интересов (потребностей) ре­бенка, обеспечивающих его нормальную жизнедеятельность».

На сегодняшний день в Конституции РФ подчеркивает­ся значимость государственного внимания к вопросам охра­ны интересов как семьи в целом, так и ребенка в частности. В ст. 7 Конституции РФ закрепляется принцип государствен­ной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства, а в ст. 38 говорится: «Материнство и детство, семья находятся под защитой государства. Забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей». Семейный кодекс РФ явля­ется основным кодифицированным актом, который регламен­тирует права и интересы ребенка в семье. Ст. 1 СК РФ гласит, что семья, материнство, отцовство и детство в Российской Фе­дерации находятся под защитой государства. Необходимость учета интересов ребенка в семье, создания условий по их обе­спечению отражена в нормах не только Семейного кодекса РФ, но и другого отраслевого законодательства: гражданского, ад­министративного, жилищного, трудового, уголовного, граж­данско-процессуального и др. Кроме того, согласно ст. 72 Кон­ституции РФ и п. 1 ст. 3 СК РФ семейное законодательство, а также защита прав и свобод человека и гражданина находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов.

На международном уровне принцип наилучшего обе­спечения интересов ребенка в качестве обязательной нормы был закреплен в Конвенции о правах ребенка, принятой Ге­неральной ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г. и вступившая в силу 2 сентября 1990 г. Статья 3 (1) Конвенции гласит: «Во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпри­нимаются они государственными или частными учреждения­ми, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, перво­очередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка». Правовой анализ формулировки «первоочередное внимание» показывает, что наилучшие интересы ребенка нель­зя рассматривать наравне с любыми другими соображениями, поскольку ребенок обладает особым зависимым положением, особым правовым статусом, неспособностью самостоятельно защитить свои права и привести веские доводы в защиту своих интересов. Помимо статьи 3, ссылки на наилучшие интересы ребенка приводятся также и в других статьях Конвенции (9, 10, 18, 20, 21, 37, 40), а также в Факультативных протоколах к ней, поскольку необходимость обеспечения наилучших интересов ребенка является одной из основных идей Конвенции.

Для целей выработки законодательного определения термина «интересы ребенка» представляет интерес Замечание общего порядка 14 (2013) Комитета ООН по правам ребенка, в котором представлена характеристика триединой концеп­ции наилучшего обеспечения интересов ребенка, состоящей из материального права, основополагающего толковательно­го правового принципа и правила процедуры. Основная цель данной концепции заключается в обеспечении эффективной реализации всех закрепленных в Конвенции прав ребенка. В той или иной ситуации оценивая наилучшие интересы ре­бенка, следует, прежде всего, определить соответствующие со­ставные элементы оценки наилучших интересов и определить значимость каждого из них относительно других.

Концепция наилучших интересов ребенка находится в постоянном развитии, является гибкой, адаптивной и под­лежит корректировке и определению в индивидуальном по­рядке, в зависимости от конкретной ситуации, особенностей положения соответствующего ребенка или детей с учетом их личных обстоятельств и потребностей. Однако, такая широкая трактовка может привести к злоупотреблениям со стороны го­сударственных служб.

Для России Конвенция о правах ребенка вступила в силу с 15 сентября 1990 г., поэтому за все свои действия в отношении детей наша страна несет юридическую ответственность, как и иные государства, присоединившиеся к Конвенции. Ратифи­кация Конвенции влечет необходимость анализа объема и со­держания соответствующих норм, поскольку национальное законодательство стран-участниц должно отражать положе­ния Конвенции, в частности, принципы приоритетности ин­тересов детей и их наилучшее обеспечение.

Так, в ст. 1 СК РФ отмечается необходимость обеспече­ния приоритетной защиты прав и интересов несовершенно­летних детей. Данная формулировка представляет особый интерес, так как Семейный Кодекс РФ неточно воспроизводит терминологию Конвенции. В России делается акцент на при­оритетном, а не «наилучшем» характере интересов детей, как указано в Конвенции о правах ребенка. В российском законо­дательстве, регулирующем отношения с участием детей, не употребляется термин «наилучшие интересы ребенка». Таким образом, наблюдается нетождественность терминологии в во­просах, затрагивающих интересы ребенка на международном и национальном уровнях.

Выводы. Таким образом, понятие «интересы ребенка» является сложной правовой конструкцией, требующей более детального законодательного закрепления, поскольку интере­сы ребенка служат неким критерием качества осуществления родителями родительских прав и обязанностей, деятельности органов опеки и попечительства, судебного рассмотрения се­мейно-правовых споров, а также эффективного осуществле­ния государственной политики в целом. На международном и национальном уровнях отмечается разность подходов в за­конодательном закреплении интересов ребенка.

Л. М. Пчелинцева, И. Еланина и другие авторы отмеча­ют, что замена существующего на данный момент в законода­тельстве недостаточно определенного термина «интересы де­тей» на более конкретизированную норму об их правах могла бы способствовать установлению более определенного семей­но-правового статуса ребенка. Нам представляется, что более рациональной могла бы быть выработка на основе имеющих­ся международных и национальных норм, а также научных ис­следований законодательного определения интереса, которое отражало бы его неисчерпывающее, основное и юридически значимое содержание. Такая мера способствовала бы совер­шенствованию государственной семейной политики, более полноценному обеспечению и защите на разных уровнях прав детей, предусмотренных Конституцией РФ и Конвенцией о правах ребенка, а также содействовала физическому, интел­лектуальному, психическому, духовному и нравственному раз­витию детей в интересах всего общества.

СТАРОВОЙТОВА Кристина Владимировна
аспирант кафедры правового обеспечения рыночной экономики Института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации



Рекомендуем почитать семейное право

О нашем сайте

Информация на сайте предоставлена исключительно в ознакомительных целях. Перед принятием какого-либо решения проконсультируйтесь с юристом. Руководство сайта не несет ответственности за использование размещенной на сайте информации.


©2018-2019 Advokat-Consultant-online24.ru - Юридические консультации. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.