Проблемы привлечения эксперта при расследовании преступлений

В правоприменительной практике деятельность эксперта лишь в пределах его специальных знаний является одним из обязательных условий получения научно обоснованных заклю­чений, способствующих, наряду с другими доказательствами, всестороннему, полному и объективному исследованию об­стоятельств дела.

Важное, а порой и определяющее значение в рассмотрении данной проблемы традиционно имеют спе­циальные знания, результаты применения которых порой со­ставляют основу доказательственной базы по уголовным де­лам этой категории. Выход за пределы специальных знаний является одним из типичных примеров превышения эксперт­ной компетенции и имеет место в тех случаях, когда «...эксперт отвечает на вопрос, разрешение которого полностью или в части не требует специальных познаний, когда он применяет специальные знания из другой области, когда он вторгается в сферу правовых вопросов».

Одной из серьезных проблем, связанных с привлечени­ем эксперта для производства судебной экспертизы, является проблема обеспечения его независимости от органа, назна­чившего экспертизу, поскольку многие судебно-экспертные подразделения находятся на стороне обвинения, например, экспертно-криминалистические подразделения МВД России.

Е. Р. Россинская видит выход в обеспечении полной независимости эксперта, в допустимости проведения альтер­нативных судебных экспертиз, в конкуренции государствен­ных и негосударственных экспертных учреждений. Вместе с тем, в условиях рыночных отношений много реальней и опас­ней зависимость недобросовестных экспертов, вне зависимо­сти от места их работы, от материального интереса.

В целом, поддерживая необходимость обеспечения независимости эксперта, считаем необходимым отметить, что проведение альтернативных судебных экспертиз полностью не решит данную проблему и, более того, повлечет возникнове­ние новых сложностей. Эти сложности будут обусловливаться, прежде всего, тем, что в результате производства альтернатив­ных судебных экспертиз экспертами, скорее всего, будут даны противоречивые заключения. Данное обстоятельство неиз­бежно повлечет назначение еще одной экспертизы, что приве­дет к увеличению сроков расследования (судебного рассмотре­ния) дела. Поэтому выход здесь усматривается в привлечении к производству первоначальной экспертизы комиссии экспер­тов, предложенных сторонами обвинения и защиты. Это по­зволит в рамках одной экспертизы выяснить мнения альтерна­тивных экспертов по всем интересующим стороны вопросам.

Подводя итог изложенному, можно сделать вывод, что су­дебная экспертиза - это процессуальное действие, которое за­ключается в исследовании, проводимом экспертом в соответ­ствии с УПК РФ и иным процессуальным законодательством РФ в целях установления обстоятельств, имеющих значение для расследуемого уголовного дела, ход и результаты которого фиксируются в заключении эксперта, являющимся самостоя­тельным источником доказательств.

В структуре понятийного аппарата судебной экспертизы важное место принадлежит таким категориям, как «компетент­ность» и «компетенция». Это объясняется их ролью в деятель­ности, связанной с назначением и проведением судебной экс­пертизы, которая выражается, в частности, в том, что эксперт может принимать участие в производстве по уголовному делу при наличии у него компетентности (если обнаружится его не­компетентность, он подлежит отводу согласно п. 3 ч. 2 ст. 70 УПК РФ). «Компетентность и беспристрастность (объектив­ность) - два основных требования, которым должен отвечать эксперт в уголовном процессе».

С точки зрения общеупотребительного смысла термин «компетентный» означает «знающий, сведущий в определен­ной области». Таким образом, применительно к сфере знаний он означает то же, что и термин «специальные знания», т.е. наличие у лица знаний в определенных областях деятель­ности, полученных в рамках высшего профессионального об­разования, включающих знания теории, навыки и умения, и используемых сторонами и судом в целях установления об­стоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу. В ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» подчеркивается, что исследования проводятся на строго научной и практической основе, в преде­лах соответствующей специальности. Таким образом, ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Россий­ской Федерации» противопоставляет научные и практические основы специальных знаний, что противоречит принципу их органического единства. Научные основы включают и прак­тические данные, являющиеся неотъемлемой частью научных положений.

Принципиально неприемлемым представляется рассмо­трение сущности специальных знаний с позиций осведом­ленности. Осведомленным лицо может быть в различных областях знаний. При этом, обладая даже обширными эн­циклопедическими знаниями, оно может ни в одной из них не быть специалистом в процессуальном смысле этого сло­ва. Не бесспорно допускаемое Е. В. Селиной отождествление компетентности и качества обладания специальными знани­ями. Качество - это совокупность существенных признаков, свойств, особенностей, отличающих явление (предмет) от дру­гих и придающих ему определенность; то или иное свойство, признак, определяющий достоинство чего-нибудь. Указание на надлежащую квалификацию, под которой Е. В. Селина по­нимает качество обладания специальными знаниями, не рас­крывает уровень знаний, которыми должен владеть эксперт. Поэтому не ясно, специальными знаниями какого качества должны обладать сведущие лица для того, чтобы быть компе­тентными.

На возможность решения лицом соответствующих во­просов влияет ряд факторов объективного и субъективного свойства. Компетентность лица с точки зрения субъективных факторов включает с одной стороны, обладание специальными знаниями, а с другой, их достаточность для решения в конкрет­ном случае интересующих органы расследования и суд вопро­сов. Объективные факторы, в свою очередь, могут быть двоя­кого рода. Во-первых, это создание таких условий, используя которые, эксперт способен решать стоящие перед ним задачи (материально-техническая обеспеченность, обучение и т.д.). А во-вторых, представление ему материалов, достаточных (недо­статочных) для производства судебной экспертизы.

Компетенция судебных экспертов, привлекаемых для производства экспертиз при расследовании любых категорий преступлений, с содержательной точки зрения имеет свои особенности, которые обусловливаются спецификой решае­мых в этой связи задач.

С позиций профессиональной квалификации для назна­чения экспертизы характерны две ситуации:

1) в случаях, когда ее проведение поручается государствен­ному судебно-экспертному учреждению, как правило, нет оснований сомневаться в профессиональной квалификации эксперта. При этом, если следователь (дознаватель или суд) вы­яснит, что эксперт не может провести исследование в связи с обнаружившейся недостаточной профессиональной квалифи­кацией, он должен принять решение о его отводе согласно п. 3 ч. 2 ст. 70 УПК РФ. Одной из мер, обеспечивающей выбор следо­вателем конкретного эксперта, могло бы быть информирова­ние экспертными учреждениями следователей (следственные органы) о специалистах, работающих в данном экспертном уч­реждении. Об этом писали М. К. Александров и Н. Б. Терзиев: «Весьма желательно, чтобы каждый следователь и судья имел у себя список наиболее часто требующихся компетентных спе­циалистов с указанием места их работы, служебных и квартир­ных телефонов и их адресов. Это облегчит и ускорит выбор надлежащего лица»;

2) в случаях, когда в качестве экспертов назначают лиц, не состоящих на государственной судебно-экспертной службе, проверка профессиональной квалификации обязательна.

Следователь должен быть уверен в профессиональной квалификации избранного им специалиста, чтобы не допу­стить появление некачественного заключения и не констатиро­вать впоследствии его необоснованность.

К сожалению, на практике недостаточная профессиональ­ная квалификация эксперта чаще всего выявляется в процессе рассмотрения жалоб, заявлений и ходатайств, а также изучения и оценки заключения эксперта. На признаки недостаточной профессиональной квалификации эксперта также указывают основания для назначения повторной экспертизы, поскольку сомнения в обоснованности заключения эксперта или наличие противоречий в выводах эксперта (экспертов), как правило, обусловливаются отсутствием какого-либо из содержательных элементов профессиональной квалификации. И в этом случае должны быть созданы условия, позволяющие следователю из­брать в качестве эксперта лицо, способное обеспечить проведе­ние экспертизы на должном научном и методическом уровне.

Очевидно, что констатация недостаточной профессио­нальной квалификации эксперта по материалам эксперти­зы создает ситуацию, неблагоприятную для расследования и судебного рассмотрения дела: отдаляет ответственность субъекта от момента совершения преступления, приводит к нерациональным временным затратам, влечет материальные издержки, неоднократные вызовы участников процессуальной деятельности к дознавателю, следователю и в суд, другие не­благоприятные последствия.

Причины экспертных ошибок могут быть объективны­ми (отсутствие разработанной методики или несовершенство используемой экспертной методики; применение ошибочно рекомендованных методов; отсутствие полных данных, ха­рактеризующих идентификационную ценность признаков и устойчивость их отображений в следах и др.) и субъективными (недостаточная профессиональная квалификация эксперта; его профессиональные упущения - небрежность, поверхностное производство исследования, пренебрежение методическими рекомендациями, игнорирование каких-либо признаков объ­екта и т.п.).

Действующий УПК РФ не указывает способы (критерии) оценки профессиональной квалификации эксперта. «При этом сама задача определения компетентности существует и возлагается на плечи лица, назначившего экспертизу, и само­го эксперта». В практической деятельности зачастую такая оценка производится формально: вывод о профессиональ­ной квалификации эксперта делается на основе представлен­ных документов, подтверждающих образовательный уровень лица. В данном случае можно говорить об общем или первич­ном представлении о профессиональной квалификации лица.

В связи с этим несомненный практический и теоретиче­ский интерес представляет вопрос о критериях определения профессиональной квалификации специалиста, в отноше­нии которого решается вопрос о привлечении его в качестве эксперта. Наличие у эксперта высшего профессионального образования и конкретной экспертной специальности, полу­ченной в результате последующей подготовки, - обязательные элементы его специальных знаний. Другие элементы можно считать факультативными. При этом необходимо учитывать, что «некоторые молодые специалисты могут признаваться компетентными в производстве несложных экспертиз кон­кретного вида». Как показывают современные реалии, вы­сокоодаренными нередко проявляют себя молодые люди, работающие или занимающиеся исследованиями проблем неприкладных (сугубо теоретических) наук. Кроме того, лица, окончившие специализированные учебные заведения, получа­ют достаточную подготовку в области различных видов судеб­ной экспертизы, которая позволяет им успешно осуществлять экспертные исследования.

Компетенция должна охватывать все существенные сторо­ны полномочий эксперта, характеризующие его деятельность как субъекта уголовно-процессуальных отношений. Недоста­ток законодательного регулирования состоит, в частности, в том, что процессуальное закрепление получили далеко не все полномочия эксперта.

Не случайно, поэтому на ведомственном уровне регла­ментируются многие аспекты, не нашедшие отражения ни в процессуальном, ни в ином законодательстве. Существенным изъяном в проблеме компетенции эксперта является то, что его полномочия ограничиваются взаимоотношениями экспер­та и органа, назначившего экспертизу. Между тем нуждаются в правовом оформлении отношения между руководителем экс­пертного учреждения и экспертом; между экспертами, коллек­тивно осуществляющими исследование; экспертом и иными участниками уголовно-процессуальной деятельности.

В заключении статьи заметим, что «профессиональная квалификация» и «компетенция», для характеристики про­цессуальной фигуры эксперта целесообразно использовать и тот и другой термины: «профессиональная квалификация» как обладание экспертом специальными знаниями, и «компе­тенция» как совокупность его прав и обязанностей, предусмо­тренных УПК РФ и ФЗ «О государственной судебно-эксперт­ной деятельности в Российской Федерации», и определяемая кругом задач, которые может (компетентен) решать эксперт.

ГАЙНЕЛЬЗЯНОВА Венера Равилевна
преподаватель кафедры криминалистики Уфимского юридического института МВД России, капитан полиции



Рекомендуем почитать криминалистику

О нашем сайте

Информация на сайте предоставлена исключительно в ознакомительных целях. Перед принятием какого-либо решения проконсультируйтесь с юристом. Руководство сайта не несет ответственности за использование размещенной на сайте информации.


©2018-2019 Advokat-Consultant-online24.ru - Юридические консультации. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.