К вопросу о концептуализации понятия «торговля людьми»

Казалось бы, понимание сущности рабства не вызывает сомнений, эта тема неоднократно обсуждалось в многочис­ленных научных исследованиях.

Рабство означает власть, об­ладание и эксплуатацию человека человеком, обращение с че­ловеком как с вещью. Вместе с тем, несмотря на многовековую историю существования этого деструктивного социального факта, общепринятого понимания феномена рабства и смеж­ных с ним понятий не сложилось до сих пор. Исчезновение «классического» рабства из общественной жизни, его едино­гласное осуждение мировым сообществом, привело к транс­формации работорговли в другие формы.

Можно восхищаться темпами экономического роста в Ин­дии, Китае, Катаре (страны-лидеры Мирового рейтинга рабства в GSI-2016), но не стоит забывать о том, что именно невольники создают товары с низкой добавленной стоимостью, которые экс­портируются и потребляются во многих странах мира. Работор­говля давно интегрирована в глобальную экономику и приносит преступникам колоссальный доход. Годовой оборот торговли людьми занимает третье место в мире после оружия и наркоти­ков. По данным Специального докладчика Марии Джаммарина- ро на сессии Совета по правам человека ООН, ежегодный объем доходов от торговли людьми достигает 150 млрд долларов.

Основными источниками дешевых «трудовых ресурсов» (так работников обозначают в экономической литературе) яв­ляются наиболее отсталые и нестабильные государства, осо­бенно находящиеся в зоне военных конфликтов. Учитывая раз­рыв, который всегда существовал и существует между уровнем жизни населения самых богатых и самых бедных государств (в настоящее время мировое богатство сосредоточено в руках 1% населения), основным источником поставки на мировой рынок невольников выступает не что иное, как организованная транс­граничная торговля людьми, которая осуществляется путем как легального, так и нелегального массового перемещения людей в целях их трудовой или сексуальной эксплуатации. Именно по­этому в научном дискурсе понятие «рабство» стало постепенно уступать место категории «торговля людьми».

Здесь возникает лингвистическая проблема. В англоязыч­ной литературе распространены понятия «human trafficking» и «trafficking in human beings», что интерпретируется на русском языке, как торговля людьми. Однако, английское слово «traffic» буквально означает движение, а не торговлю (от англ. «trade») или сделку (англ. «transaction»). Несмотря на явную этимологиче­скую неточность, термин «trafficking in human beings» прочно во­шел в основные международные акты и стал общепризнанным. Такое определение содержится, в частности, в Конвенции Совета Европы о противодействии торговле людьми, которое дословно можно перевести как «торговля человеческими существами».

Вероятно, использование разработчиками международ­ных актов «trafficking in human beings» предполагает отграниче­ние легальной торговли от нелегальной, обособление трансгра­ничной торговли людьми как особо опасного криминального деяния, от прочих видов торговли (купли-продажи или иной сделки). В международной практике распространено также по­нятие «работорговля», которое считается тождественным «тор­говле людьми», термины взаимно заменяют друг друга.

Есть еще одна важная проблема терминологии, имеющая принципиальное значение для эффективности борьбы с работор­говлей. Существуют различные подходы к определению «торгов­ли людьми» и таких явлений, как «контрабанда людей» и «неле­гальная миграция». Так, дефиниция «торговля людьми» в статье 4 Конвенции Совета Европы о противодействии торговле людь­ми означает «осуществляемые в целях эксплуатации вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение людей путем угрозы силой или ее применения, или других форм принужде­ния, похищения, мошенничества, обмана, злоупотребления вла­стью или уязвимостью положения, либо путем подкупа, в виде платежей или выгод, для получения согласия лица, контролирую­щего другое лицо». Определение торговли людьми в Конвенции практически совпадает с определением, присутствующим в статье 3 Протоколе о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее (Палермский протокол), подписанном 15 ноября 2000 года, дополняющим Конвенцию ООН против международной организованной пре­ступности.

В свою очередь термин «контрабанда» (от итал. contrabbando, от contra - против и bando - правительственный указ) применительно к людям определяется в международных документах, как «people smuggling». В русскоязычно литерату­ре «контрабанда людей» трактуется как добровольная сделка между организатором перемещения и перемещаемым ли­цом, которое может рассматриваться в качестве нелегального мигранта.

В 2002 г. в Европейском Союзе был принят «Комплексный план по борьбе с незаконной миграцией и торговлей людьми в ЕС». В соответствии с данным планом между выражениями «smuggling» - незаконный ввоз, провоз контрабандным путем и «trafficking» - незаконная перевозка, использовавшимися ранее в качестве синонимов, были проведены различия. Со­гласно данному плану, незаконный ввоз (smuggling) «означа­ет помощь в нелегальном пересечении и незаконном въезде». Поэтому понятие «smuggling» «имеет транснациональный элемент. Это необязательно попытка незаконной перевозки (trafficking), где ключевой элемент носит эксплуатационную цель».

Термин «миграция» (от лат. migratio - переселение) при­нято понимать, как совокупность всяких перемещений людей в пространстве. В 1989 г. на 59-й сессии Совета Международ­ной организации по миграции (МОМ) были даны определе­ния понятий «миграция» и «мигрант». «Миграция - это часть процесса развития государств: тех, из которых лица уезжают, и тех, в которые пытаются попасть, а также государств, кото­рые принадлежат к обеим категориям, независимо от причин перемещения. Мигрант - это лицо, перемещающееся из од­ного государства в другое и нуждающееся в международных миграционных услугах, которые предоставляются междуна­родными организациями».

В Сообщении Европейской Комиссии по политике при­оритетов в борьбе против незаконной иммиграции граждан третьих стран от 19 июля 2006 года указано, что «термин «не­легальная иммиграция» («illegal immigration») используется для описания широкого круга явлений, в том числе включает в отношении граждан третьих стран, незаконно въезжающих на территорию государства-члена по суше, морю и воздуху, включая транзитные зоны аэропорта.

Такое разнообразие определений, используемых по от­ношению к однородным и тесно взаимосвязанным преступ­ным деяниям, приводит к сложности в разграничении поня­тий «торговля людьми», «контрабанда людей» и «нелегальная миграция». Очевидно, что прежде чем превратить человека в раба, «продавцу» необходимо, как минимум, его «транспор­тировать» и доставить «заказчику». Нелегальный транзит не­вольников нередко осуществляют через границы нескольких государств и по суше, и по морю, что в сущности, означает од­новременно и контрабанду людей, и нелегальную миграцию.

Незаконная миграция не является новой проблемой, но она приобретает новые формы. Более того, незаконная ми­грация и контрабанда людей ежегодно приводит к гибели десятков тысяч мигрантов. С сентября 2015-го по сентябрь 2016 г. только одна операция Евросоюза «София» по борьбе с контрабандой людей в Средиземном море спасла жизни 13 тысяч беженцев. Характерно, что спасенные не были сирий­цами, афганцами или иракцами, почти все - уроженцы Со­мали, Нигерии, Гамбии, Кот-д'Ивуара, Эритреи, Мали, то есть стран, где живут самые бедные и в то же время самые быстро растущие народы, с доходом на душу населения $1 в день. То есть проблема нелегальной миграции гораздо глубже, она не ограничивается прибытием людей из зон военных конфлик­тов. Есть примеры использования в качестве рабов и легаль­ных мигрантов.

Можно констатировать, что в настоящее время междуна­родное право не идет по пути объединения составов торгов­ли людьми, контрабанды людьми и нелегальной миграции в одну группу противоправных деяний. Напротив, оно стремит­ся к их разграничению. Соответственно, уголовная ответствен­ность за нелегальную миграцию и контрабанду людей оказы­вается по факту значительно мягче по сравнению с торговлей людьми, которая однозначно ассоциируется с работорговлей. Общественная опасность торговли людьми сомнений не вы­зывает, но даже на международном уровне из-за концептуаль­ных противоречий, достичь консенсуса и эффективного взаи­модействия в борьбе с работорговлей, пока не получается.

ШМИГИРИЛОВА Дарья Дмитриевна
аспирант кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики Российского университета дружбы народов



Рекомендуем почитать криминалистику

О нашем сайте

Информация на сайте предоставлена исключительно в ознакомительных целях. Перед принятием какого-либо решения проконсультируйтесь с юристом. Руководство сайта не несет ответственности за использование размещенной на сайте информации.


©2018-2019 Advokat-Consultant-online24.ru - Юридические консультации. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.