К вопросу о возможности решения проблем правоприменения Федерального закона

Юрисдикционный иммунитет иностранных государств как принцип международного права в силу «par in parem non habet jurisdictionem» («равный над равными не имеет юрис­дикции») (п. 1 ст. 2 Устава ООН) становится еще более акту­альным в последние годы в связи с возрастанием числа исков к Российской Федерации за рубежом.

В России 3 ноября 2015 г. был принят Федеральный закон «О юрисдикционных имму­нитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации» (далее Закон), что по­влекло внесение 29 декабря 2015 г. в гражданский процессу­альный кодекс Российской Федерации главы 45.1 «Производ­ство по делам с участием иностранного государства». С этого момента Россия официально отказалась от доктрины абсо­лютного юрисдикционного иммунитета иностранных госу­дарств. До этого момента в России превалировала концепция абсолютного юрисдикционного иммунитета государственной собственности иностранных государств. Доктрина абсолютно­го иммунитета в России последовательно развивалась и под­держивалась и все годы существования Советской власти, что было обусловлено приоритетом государственной собственно­сти перед всеми иными видами собственности и особым харак­тером защиты данной собственности, что распространялось и на имущество иностранных государств в Советском Союзе.

К вопросу о возможности решения проблем правоприменения Федерального закона «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации»

Статья 2 Закона впервые официально установила, что юрисдикционный иммунитет иностранного государства и его имущества - это судебный иммунитет, иммунитет в отно­шении мер по обеспечению иска и иммунитет в отношении исполнения решения суда (ранее данные виды юрисдикцион­ных иммунитетов иностранных государств выделялись только доктриной международного права). В статье 4 данного зако­на юрисдикционные иммунитеты ограничены принципом взаимности. Между тем ни в Законе ни Гражданском про­цессуальном кодексе не предусмотрена процедура и порядок обращения суда к Министерству иностранных дел РФ, что по нашему мнению является несомненным упущением, требу­ющим скорейшего устранения. Помимо ограничений, уста­новленных таким принципом международного права - как принцип взаимности Закон устанавливает 3 основания для ограничения юрисдикционных иммунитетов иностранных государств: «Иностранное государство не пользуется в Рос­сийской Федерации судебным иммунитетом, если оно явно выразило согласие на осуществление судом Российской Феде­рации юрисдикции в отношении конкретного спора в силу: 1) международного договора; 2) письменного соглашения, не являющегося международным договором; 3) заявления в суде Российской Федерации, письменного уведомления суда Рос­сийской Федерации или письменного уведомления, передан­ного Российской Федерации по дипломатическим каналам, в рамках судебного процесса в отношении конкретного спора.» Вместе с тем, п. 4 ст. 5 устанавливает, что «согласие иностран­ного государства на осуществление судом Российской Федера­ции юрисдикции в отношении конкретного спора не затра­гивает иммунитета иностранного государства в отношении мер по обеспечению иска и (или) иммунитета иностранного государства в отношении исполнения решения суда.» Таким образом, для лишения иностранного государства юрисдик­ционного иммунитета в конкретном деле необходимо четко оформленное заявление такого государства на отказ от данно­го иммунитета, так как в международных договорах отказы от юрисдикционных иммунитетов практически не встречаются, а письменные соглашения между иностранными государства­ми и конкретными гражданами России можно отнести к край­не редким документам. Примером отказа Российской Федера­ции от судебного иммунитета могут послужить соглашения о разделе продукции «Сахалин-1» и «Сахалин-2», в которых Рос­сия отказалась от судебного иммунитета. К сожалению, при­меров обратного характера в отношении других государств и граждан или юридических лиц Российской Федерации нам не известно.

Помимо института согласия на осуществление юрисдик­ции суда РФ в отношении иностранного государства Закон со­держит понятие отказа от судебного иммунитета. К базовым проблемам института отказа от судебного иммунитета можно отнести тот факт, что данный отказ не означает отказа от им­мунитета в отношении мер по обеспечению иска и иммуните­та в отношении исполнения решения суда. Данное следствие означает, что на имущество иностранного государства без его разрешения нельзя наложить обеспечительные меры и даже при получения положительного для гражданина России решения его нельзя будет исполнить, опять же без согласия ино­странного государства.

Статья 7 Закона устанавливает когда конкретно не при­меним судебный иммунитет иностранных государств в Рос­сии: «1. ... если такие споры в соответствии с применимыми нормами права подлежат юрисдикции суда Российской Феде­рации и указанные сделки не связаны с осуществлением ино­странным государством суверенных властных полномочий. 2. если все стороны гражданско-правовой сделки являются государствами или стороны такой сделки договорились об ином (между ними имеется соглашение о передаче дела под юрисдикцию российского суда). З.Иностранное государство не пользуется в Российской Федерации судебным иммунитетом в отношении споров, связанных с осуществлением иностран­ным государством предпринимательской и иной экономиче­ской деятельности на территории Российской Федерации, а также на территории другого государства, если последствия такой деятельности имеют связь с территорией Российской Федерации. 3. При решении вопроса о том, связана ли сделка, совершенная иностранным государством, с осуществлением его суверенных властных полномочий, суд Российской Феде­рации принимает во внимание характер и цель такой сделки» К сожалению проблемным выглядит вопрос о определении цели и характера сделки, совершенной иностранным госу­дарством на территории Российской Федерации. Так как суды Российской Федерации неоднозначно интерпретируют харак­тер и цели сделок, заключенных иностранными государствами на территории России[4]. Мы полагаем, что данная проблема может быть разрешена вынесением Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по поводу примене­ния юрисдикционных иммунитетов иностранных государств. К отдельным недостаткам закона можно отнести тот факт, что положения его статей не распространяется на активность су­веренных фондов иностранных государств в свободных эконо­мических зонах.

Статья 14 Закона устанавливает исключения из судебного иммунитета иностранного государства в отношении мер по обеспечению иска и определяет: «1) явно выразило согласие на принятие соответствующих мер одним из способов, пред­усмотренных частью 1 статьи 5 настоящего Федерального за­кона; 2) зарезервировало или иным образом обозначило иму­щество на случай удовлетворения требования, являющегося предметом спора.» Статья 15 устанавливает исключения из судебных иммунитетов иностранных государств в отношении исполнения решения суда и дополняет основания, установ­ленные статьей 14, что имущество иностранного государства используемое и (или) предназначенное для использования данным иностранным государством в целях, не связанных с осуществлением суверенных властных полномочий, может быть подвергнуто принудительному исполнению. Мы полага­ем что основания для неприменения судебных иммунитетов иностранных государств в отношении обеспечения иска и ис­полнения решения суда можно объединить в одной статье.

Несмотря на уточнения перечня имущества, которое исключено из-под судебного иммунитета иностранных го­сударств от обеспечения и иска и исполнения решения суда. Статья 16 отдельно устанавливает перечень имущества ино­странного государства на который распространяется эти два вида юрисдикционных иммунитета: «1) имущество (в том числе денежные средства, находящиеся на банковском сче­те), используемое или предназначенное для осуществления функций дипломатических представительств иностранного государства или его консульских учреждений, специальных миссий, представительств при международных организациях, делегаций иностранного государства в органах международ­ных организаций либо на международных конференциях; 2) военное имущество или имущество, используемое либо пред­назначенное для использования в военных целях или в миро­творческих операциях, признаваемых Российской Федераци­ей; 3) культурные ценности или архивы, не выставленные на продажу либо не предназначенные для продажи; 4) имуще­ство, являющееся частью экспозиций выставок, представля­ющее научный, культурный или исторический интерес и не выставленное на продажу либо не предназначенное для про­дажи; 5) имущество центрального банка или иного органа над­зора иностранного государства, в функции которого входит банковский надзор.» Таким образом, имущество иностранно­го государства на которое могут быть наложены обеспечитель­ные меры или, на которое может быть обращено взыскание, должны быть практически прямо оговорены самим иностран­ным государством, что звучит несколько спорно.

С принятием закона «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного госу­дарства в Российской Федерации» в России вступила в силу концепция ограниченного юрисдикционного иммнитета иностранных государств. Вместе с тем, наличие определен­ных пробелов может затруднить исполнения данного Закона. Мы полагаем, что начало дискуссии по этому вопросу может ускорить устранение вышеуказанных проблем или предло­жит гораздо более лучшие решения. Вместе с тем, несмотря на достаточно четкое разграничение вопросов сложения и ограничения юрисдикционных иммунитетов иностранных го­сударств, подводные камни и пробелы Закона не будут выяв­лены до тех пор, пока не будет наработана судебная практика применения данного Закона.

Еникеев О. А.
кандидат юридических наук, кандидат медицинских наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Башкирской академии государственной службы и управления при Главе Республики Башкортостан



Рекомендуем почитать гражданское процессуальное право

О нашем сайте

Информация на сайте предоставлена исключительно в ознакомительных целях. Перед принятием какого-либо решения проконсультируйтесь с юристом. Руководство сайта не несет ответственности за использование размещенной на сайте информации.


©2018-2019 Advokat-Consultant-online24.ru - Юридические консультации. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.