О деликтной ответственности изготовителя, продавца и исполнителя в зависимости от уровня научно-технических знаний

Ускоряющееся развитие научно-технического прогрес­са ведет к появлению все новых технологий, производству новых устройств, которые в скором времени оказываются на рынке в качестве товаров, а также материалов, веществ, применяемых в производстве товаров, выполнении работ и оказании услуг.

В связи с этим в обозримом будущем может возникнуть проблема возмещения вреда, причиненного не­достатком товара, работы или услуги, неизвестным в силу существующего уровня развития научно-технических зна­ний.

В законодательстве государств-членов Евразийского эко­номического союза (ЕАЭС) этот вопрос урегулирован по- разному.

Так, в п. 6 ст. 17 Закона Республики Беларусь от 9 января 2002 г. «О защите прав потребителей» в редакции от 8 июля 2008 г. предусмотрено, что изготовитель (исполнитель) не­сет ответственность за вред, причиненный жизни, здоровью, наследственности или имуществу потребителя, в связи с ис­пользованием материалов, оборудования, инструментов и иных средств при производстве товаров (выполнении работ, оказании услуг), независимо от того, позволял уровень на­учных и технических знаний изготовителя (исполнителя) выявить их особые свойства и характеристики или нет. В указанной норме идет речь о субъективной неосведомлен­ности изготовителя (исполнителя) о вредоносных свойствах используемых им материалов, оборудования, инструментов и иных средств, который при этом мог и должен был обла­дать сведениями о вредоносных свойствах используемых им средств при изготовлении товара (выполнении работы, ока­зания услуги). Однако в данном Законе не определено, будет ли наступать ответственность, когда указанные вредоносные свойства не могли быть известны вследствие существующего уровня научно-технических знаний. Аналогичным образом данная норма сформулирована в п. 4 ст. 31 Закона Респу­блики Казахстан от 4 мая 2010 г. «О защите прав потреби­телей».

Иначе изложен п. 4 ст. 14 Закона Российской Федера­ции от 7 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей»: изготовитель (исполнитель) несет ответственность за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребите­ля в связи с использованием материалов, оборудования, ин­струментов и иных средств, необходимых для производства товаров (выполнения работ, оказания услуг), независимо от того, позволял уровень научных и технических знаний вы­явить их особые свойства или нет. Как видим, в приведен­ной норме указано, что именно объективная неизвестность особых вредоносных свойств товара (работы, услуги) не мо­жет исключать ответственность изготовителя (исполните­ля). Заметим, что соответствующая норма сформулирована идентично в законах о защите прав потребителей Армении (ч. 4 ст. 15 Закона от26 июня 2001 г. «О защите прав потреби­телей» Республики Армения), а также Киргизии (ч. 4 ст. 13 Закона от 10 декабря 1997 г. «О защите прав потребителей» Республики Кыргызстан).

В законодательстве других стран вопрос об ответствен­ности за вред, причиненный недостатками, неизвестными в силу существующего уровня науки и техники, разрешен од­нозначно в пользу признания данного факта основанием ос­вобождения от ответственности продавца, изготовителя (ис­полнителя). В качестве примера следует упомянуть п. (е) ст. 7 Директивы Совета Европейских экономических сообществ от 25 июля 1985 г. «О сближении законов, регламентов и ад­министративных положений государств-членов, применяе­мых к ответственности за неисправную продукцию» (далее - Директива 85/374/ЕЭС), п. 3 ст. 41 Закона от1 сентября 1993 г. «О качестве продуктов» Китайской Народной Республи­ки, а также п. (е) ст.1425 Гражданского Кодекса Республики Молдова.

Такие недостатки в западной доктрине обозначены как «недостатки развития» (development defects), а ответствен­ность за вред, причиненный такими недостатками - «ответ­ственность за риски развития» (development risk liability). Данный термин берет свое начало из института страхования ответственности за вред, причиненной дефектной продукци­ей, весьма развитого в западных странах. «Риски развития» представляют собой новые риски, возникающие вследствие технологических и социальных изменений. Полное отсутствие практического опыта делает невозможным предвидение таких рисков и оценить вероятность наступления происшествий.

В соответствии с п. (е) ст. 7 Директивы 85/374/ЕЭС произ­водитель не несет ответственности согласно Директиве, если докажет, что состояние научных и технических познаний в мо­мент, когда он выпустил продукт в оборот, не обеспечивало ему возможность обнаружить неисправность. Как отмечено в п. 20 мнения, выраженного по делу № С-300/95, рассмотрен­ному Судом Европейского Союза (Комиссия Европейских со­обществ против Соединенного Королевства), «статья 7 (е) на­правлена не на практику и стандарты безопасности, принятые в той промышленной сфере, в которой действует производи­тель, но, безоговорочно, на состояние научных и технических знаний, включая наиболее продвинутый уровень таких знаний на момент, когда товар был выпущен в обращение».

При этом Директивой 85/374/ЕЭС в п. (b) ст.15.1 предус­мотрено, что каждое государство-член может в отступление от ст. 7 (е) сохранить или предусмотреть в своем законодатель­стве в порядке, установленном указанной статьей, что произ­водитель подлежит ответственности даже в том случае, если он докажет, что состояние научных и технических познаний в момент, когда он выпустил продукт в оборот, не обеспечивало ему возможность обнаружить неисправность. Так, например, в Акте о защите потребителей и пользователей Испании от 16 ноября 2007 г.в п. 3 ст. 140 установлено изъятие из правила об освобождении от ответственности за так называемые дефекты развития в отношении медикаментов и пищевых товаров. Ана­логичная норма об ответственности производителей медика­ментов содержится также в Законе Федеративной Республики Германия от 12 декабря 2005 г. «О медицинских продуктах».

Указанный подход Директивы 85/374/ЕЭС в отношении дефектов развития является наиболее обсуждаемым вопросом европейского режима ответственности за дефектную продук­цию, а также критикуемым по мотивам того, что действую­щее европейское законодательство не предоставляет достаточ­ной защиты потерпевшему.

По нашему мнению, такой подход не согласуется с целью ответственности за вред, причиненный некачественной продук­цией, которая сводится к полному возмещения причиненного вреда. Подход, в соответствии с которым вред, причиненный объективно неизвестным недостатком товара, не подлежит возмещению, фактически устанавливает наступление деликт­ной ответственности за такой вред при наличии вины субъекта ответственности. Подобное положение не соответствует самой сущности возмещения вреда, причиненного вследствие недо­статков товара, работы или услуги, которая наступает неза­висимо от вины. Ответственность за данный деликт призвана защитить потребителей, а также иных лиц, способных по­страдать от недостатка товара, поскольку предполагается, что у них, как правило, отсутствуют специальные знания в этой области. Повышенная ответственность изготовителя, про­давца или исполнителя объясняется, с одной стороны, более жесткими требованиями к субъектам предпринимательской деятельности, а, с другой стороны, необходимостью обеспече­ния защиты слабой стороны (потребителя). Экономическая слабость потребителя объясняется отсутствием у него матери­альных и финансовых ресурсов для защиты своих интересов. Несмотря на существование разного рода общественных объ­единений потребителей, ресурсы и влияние крупнейших ком­паний, которые изготавливают высокотехнологичные товары, несоизмеримо больше. Как правило, объединения потреби­телей располагают довольно ограниченными ресурсами и не в состоянии финансировать либо самостоятельно проводить фундаментальные исследования свойств потенциально опас­ных материалов, оборудования, инструментов.

Именно поэтому в науке существует мнение, что в данном случае закон устанавливает абсолютную ответственность, то есть ответственность, от которой изготовитель (исполнитель) не может быть освобожден ни при каких условиях. Отдельные авторы говорят о так называемой «неограниченной» ответ­ственности продавца, изготовителя, исполнителя. В западной цивилистике чаще используется понятие строгой ответствен­ности. Строгая ответственность (или как ее иногда называют абсолютная ответственность) является ответственностью, кото­рая наступает без доказательства вины.

В свое время О.С. Иоффе обосновывал существование ответственности без вины «теорией стимулирования», в соот­ветствии с которой возложение ответственности за случайно причиненный ущерб основано на стимулировании владель­ца источников повышенной опасности к изысканию новых средств техники безопасности в целях полного исключения всякой возможности несчастных случаев. По мнению Д. Е. Богданова отсутствие вины как необходимого условия возме­щения вреда в определенных случаях выступает реализацией дистрибутивной функции деликтной ответственности. Реали­зация данной функции, необходимость обеспечения справед­ливого распределения бремени и выгоды от социальной ак­тивности обосновывает и безвиновную ответственность за вред, причиненный дефектными товарами, работами или услугами. Отсутствие вины как необходимого условия ответственности за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги компенсируется экономической выгодой, которую субъект хозяйствования извлекает от реализации соответству­ющих товаров, работ или услуг. Как отмечает Д. Е. Богданов «это цена их присутствия в социальном мире».

Как видно из вышеприведенных норм законов «О защите прав потребителей», речь идет только об ответственности изго­товителя товара и исполнителя работы или услуги. Продавец, как лицо, ответственное за вред, причиненный недостатками товара, остается за рамками регулирования вопроса о возме­щении вреда, причиненного недостатком, неизвестным в силу существующего уровня развития научно-технических знаний. Полагаем, что рассматриваемая норма должна распростра­нять свое действие, в том числе и на продавца, поскольку ст. 965 Гражданского кодекса Республики Беларусь (ст. 1089 Граж­данского кодекса Республики Армения, ст. 948 Гражданского кодекса Республики Казахстан, ст. 1024 Гражданского кодекса Республики Кыргызстан, ст. 1096 Гражданского кодекса Рос­сийской Федерации) предоставляет право потерпевшему по своему выбору предъявить требования о возмещении вреда к продавцу или изготовителю. Исходя из этого, продавца также следует признавать ответственным лицом в рассматриваемом случае.

Следуя изложенному подходу, изготовитель, продавец и исполнитель обязаны нести повышенную ответственность в силу того, что они извлекают прибыль из осуществления свое деятельности. В качестве потенциально ответственных лиц следует рассматривать изготовителей и продавцов принципи­ально новой высокотехнологичной продукции, создаваемой посредством наукоемких производств. Однако возможна ситу­ация, при которой вред причиняется уже известными, широ­ко применяемыми устройствами, материалами или вещества­ми (например, асбест).

Производство и продажа подобных товаров, как правило, приносит значительную прибыль, что позволяет инвестиро­вать часть этой прибыли в дальнейшие исследования по со­вершенствованию продукции, дополнительные испытания, повышения качества и безопасности. Повышенная ответствен­ность изготовителей будет стимулировать их к усилиям по снижениям к минимуму рисков развития. Повышенная ответ­ственность продавцов таких товаров будет способствовать бо­лее тщательному выбору поставщиков, а также повышенным требованиям к качеству и безопасности поставляемой продук­ции.

Следует учитывать, что лицо, ответственное за вред, при­чиненный недостатками товара (работы, услуги), может быть освобождено от ответственности, только лишь в случаях, пря­мо указанных в законе. Законодательство о защите прав потре­бителей стран-членов ЕАЭС не предусматривают подобного основания освобождения от ответственности, как объективная неизвестность недостатка продукции.

На основании изложенного, представляется, что изгото­витель, исполнитель, а также продавец обязаны возмещать вред, причиненный недостатками товара, работы или услуги, и в том случае, если такой недостаток не был известен в силу существующего уровня развития науки и техники, поскольку:

  1. повышенная ответственность обосновывается публич­ным интересом защиты экономически более слабой стороны - потребителей;
  2. деликтная ответственность изготовителя (продавца, ис­полнителя), наступающая независимо от того, позволял ли уровень научно-технических знаний выявить недостаток, явив­шийся источником причинения вреда, стимулирует субъекты хозяйствования принимать меры для устранения вероятности причинения вреда, и при этом такая ответственность компен­сируется выгодой, которую субъекты хозяйствования извлека­ют из реализации своей продукции;
  3. вред, причиненный недостатками товара, работы или услуги, возмещается независимо от вины, при этом освобож­дение от возмещения возможно только в случаях, специально предусмотренных законом. Допустимость освобождения от ответственности по причине объективной неизвестности недо­статка продукции фактически означает отход от ответственно­сти независимо от вины.

Тем не менее, деликтная ответственность продавца, изго­товителя (исполнителя), должна наступать лишь при наличии установленной причинной связи между недостатком продук­ции и наступившим вредом. Источником причинения вреда должен выступать недостаток продукта, который к моменту заявления требований о возмещении, в свою очередь, уже мог быть изучен и его существование доказано.


МАСЛЕННИКОВ Юрий Валерьевич
магистр юридических наук, юрисконсульт



Гражданское право

Рекомендуем почитать гражданское право

О нашем сайте

Информация на сайте предоставлена исключительно в ознакомительных целях. Перед принятием какого-либо решения проконсультируйтесь с юристом. Руководство сайта не несет ответственности за использование размещенной на сайте информации.


©2018-2019 Advokat-Consultant-online24.ru - Юридические консультации. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.