Коррупционный след экономических преступлений в корпоративной сфере

Исследуя феномен коррупционных преступлений в со­временной России, необходимо отметить, что подобные пре­ступления всегда носят масштабный характер и наносят весь­ма ощутимый и серьезный урон социально-экономическому развитию страны, создают угрозу национальной безопасности государства и ведут к неминуемой гибели государственных устоев.

Глубоко засевшая в подсознании людей масштаб­ность коррупции и использование ее методов для достиже­ния определенных корыстных целей нерадивых чиновников и должностных лиц, охватывает практически все сферы жизне­деятельности. Выделяя коррупционные преступления очень важно отметить, что коррупция проникает не только в сферу государственного управления, но и в экономическую состав­ляющую предпринимательской деятельности. Злоупотребле­ния в корпоративной сфере все больше становятся объектом пристального внимания правоохранительных органов и от­дельным направлением научного исследования и изучения возникшей проблемы.

Вместе с тем, отмечая криминализацию корпоративных отношений следует сказать, что данная ситуация характеризу­ется значительным ростом числа корпоративных конфликтов в которые оказываются втянуты не только предприниматель­ские структуры, но и должностные лица, контролирующие, судебные и даже правоохранительные органы, а также крими­нальные сообщества. Именно поэтому преступления эконо­мического характера считаются сложно раскрываемыми, а по­рой даже не раскрываемыми. Пугающая статистика говорит в пользу этого. В своем послании Федеральному Собранию в декабре 2015 года, Президент России В. В. Путин отметил, что «За 2014 год следственными органами возбуждено почти 200 тысяч уголовных дел по так называемым экономическим составам. До суда дошли 46 тысяч из 200 тысяч, ещё 15 тысяч дел развалилось в суде. Получается, если посчитать, что при­говором закончилось лишь 15 процентов дел. При этом абсо­лютное большинство, около 80 процентов, 83 процента пред­принимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес. То есть их попрес- совали, обобрали и отпустили. И это, конечно, не то, что нам нужно с точки зрения делового климата. Это прямое разруше­ние делового климата». При этом Президент обратил на это особое внимание следственные органы и прокуратуру.

Справедливости ради, отмечая работу правоохранитель­ных органов в данном направлении, следует отметить, что борьба с преступлениями экономической направленности ве­дется достаточно активно и есть положительные результаты. Как пример, можно привести данные из доклада МВД России за январь - июнь 2016 года, опубликованного на официальном сайте, где указано, что «по сравнению с январем - июнем 2015 года на 2,1 % сократилось число преступлений экономической направленности, выявленных правоохранительными органа­ми. Всего выявлено 71,1 тыс. преступлений данной категории, удельный вес этих преступлений, в общем числе зарегистри­рованных составил 6,0 %». При этом в докладе указывается, что материальный ущерб по оконченным уголовным делам составляет 166,14 миллиарда рублей, а тяжкие и особо тяжкие преступления в общем числе выявленных преступлений со­ставили 65,8 %. Следует также отметить, что подразделениями ОВД выявлено свыше 60 тыс. преступлений экономической на­правленности, это около 87% из общего числа преступлений экономической направленности. Но, к сожалению, ни все из них завершаются обвинительным приговором суда. Причина такой тенденции кроется в сущности коррупционных и эко­номических преступлений и вовлеченности большого контин­гента властьдержащих лиц и иных властных структур, в том числе криминальных, а также направленности на незаконное завладение чужим имуществом, как результат личное обога­щение.

В соответствии со ст. 8 Конституции РФ, в нашей стране существуют и одинаково охраняются государственная, муни­ципальная, частная и иные формы собственности, которые и являются непосредственным объектом преступлений эконо­мической направленности, т.е. преступлений против собствен­ности. В этой связи нельзя не согласиться с И. А. Кравцовым, который утверждает, что «непосредственным объектом хище­ний с использованием служебного положения, в соответствии с действующим уголовным законом, выступают общественные отношения в сфере производства, распределения, обмена и потребления материальных ценностей, благ, иными словами, полный комплекс отношений в сфере собственности».

Среди основных детерминант экономических престу­плений ученые выделяют различные факторы, в том числе и социально-политические, социально-экономические, зако­нодательные и правоприменительные проблемы, культурно­нравственные и идеологические причины. Безусловно в обста­новке экономического хаоса, возникшего вследствие развала сложившихся организационно-экономических и производ­ственных связей, нестабильной финансовой системы государ­ства, а также отсутствия сложившихся норм и правил эконо­мического поведения субъектов хозяйствования, выступает своеобразным стимулятором к совершению преступлений экономического характера.

При объяснении проблем и причин возникновения эко­номических преступлений в нашей стране, прежде всего, следует отметить приватизацию, начавшуюся в 90-х гг. двад­цатого столетия, когда через процедуры банкротства активы предприятий стоимостью в миллиарды долларов покупались за миллионы (как пример, ЗИЛ - 4 миллиона долларов, Урал­маш - 3,72 миллиона долларов). В этот период основная мас­са населения страны была лишена денежных накоплений, а в сфере бизнеса были практически узаконены преступные мето­ды и способы обогащения, была начата масштабная компания по разгосударствлению народного имущества путем привати­зации, и передачи в частные руки.

По мнению некоторых ученых, в этот период появляется и продолжает усиление криминальной составляющей пред­принимательской деятельности, возрастает распространен­ность такой разновидности организованной преступности, как корпоративная преступность. При этом важно отметить, что наиболее распространенными видами корпоративных пре­ступлений в нашей стране в постперестроечный период были, есть и, к сожалению, пока остаются: незаконное присвоение активов, взяточничество и коррупция, киберпреступность и манипулирование данными бухгалтерского учета.

Указанные разновидности экономических преступлений составляют основу «рейдерства» (от англ. raid - набег, или raider - налётчик) - недружественного (в России обычно сило­вого) поглощения предприятия против воли его собственни­ков, имеющих преимущественное положение в данном пред­приятии, и/или его руководителя.

Рассматривая факт распространения рейдерства и со­путствующих уголовно наказуемых деяний в экономической деятельности, Я. С. Михайлова отмечает, что «история разви­тия рейдерства в Российской Федерации отличается от других стран и преобладающе основывается не на деятельности по улучшению производства, а на цели принципиального овла­дения чужими активами».

По мнению автора, в более широком смысле рейдерство следует понимать как комплексное преступление (подкуп чиновников и должностных лиц, корпоративный шантаж, мошенничество, манипулирование финансовыми рынками, угроза силового давления и т.д.), направленное на исключи­тельное завладение чужим имуществом вопреки воле соб­ственника. Причем злоумышленники (зачастую это четко ор­ганизованная группа) создают крайне невыгодные условия для собственника, при этом не кичатся использовать несовершен­ство и пробелы действующего законодательства.

Так, в разделе II Гражданского кодекса Российской Фе­дерации при определении объекта права собственности, не конкретизируется, какие именно виды имущества могут по праву считаться объектом права собственности, следователь­но, это может быть любое имущество которое указано в ст. 128, а именно вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные де­нежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имуще­ственные права; результаты выполненных работ и оказанных услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельно­сти и приравненные к ним средства индивидуализации (ин­теллектуальная собственность); нематериальные блага.

Вместе с тем, в уголовном праве имеет местно неодно­значная трактовка понятия имущества, в частности в главе 21 Уголовного кодекса Российской Федерации законодатель определяет имущество как вещь или имущество вообще (или в целом). Такой подход в определении понятия имущества по­зволяет сделать вывод о том, что в уголовно-правовом значе­нии данное понятие является более ограниченным по содер­жанию и смыслу.

Отсутствие законодательного регулирования подобного рода расхождения гражданско-правового и уголовно-право­вого толкования понятия имущества оставляет возможность свободно нарушать права законные интересы собственников.

Более того, такое положение дел позволяет оставаться безна­казанными тем чиновникам и должностным лицам, которые в силу занимаемых должностей и статуса могут недобросовест­но влиять на результаты контрольно-счетных или надзорных мероприятий для достижения своих корыстных целей в своих личных интересах и интересах третьих лиц.

Отсюда налицо возможность использования различных теневых схем в сфере экономики с коррупционной составляю­щей. Как пример, возможность влиять на результаты выбора победителей участников тендеров, аукционов, конкурсов при заключении контрактов на предоставление услуг, выполнение работ, поставки товаров и т.д. по различным государственным или муниципальным заказам. Ранее подобные мероприятия зачастую сопровождались коррупционными составляющими, чтобы победить в тендере, необходимо было давать взятки от­ветственным за организацию конкурса лицам. Даже приня­тый в апреле 2013 года Федеральный закон № 44-ФЗ «О кон­трактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», кото­рый регламентирует проведение госзакупок на основе конкур­са, существенно не уменьшил уровень коррупции в этой сфе­ре. Так для достижения своей цели и победы своей компании недобросовестные чиновники используют различные теневые схемы. Чаще всего в пакет конкурсной документации вносят ряд обязательных требований (ограничение сроков выполне­ния работ или оказания услуг, наличие специальных разреше­ний, лицензий или специальной техники и т.д.), которые сразу отсеивают потенциальных конкурентов. При этом единствен­но возможный победитель - это компания, под которую и соз­давалась документация. Так же имеет место преднамеренная утечка информации, т.е. закрытая информация о торгах пере­дается заинтересованным лицам (например, информация о конкурентах предлагающих более выгодные условия по цене и срокам), с целью корректировки заявки своей компании, ко­торая и побеждает в итоге. Подобные злоупотребления имеют место, но, к сожалению, установить реальную взаимосвязь не­чистых на руку чиновников и подставных фирм, представляет­ся крайне сложной задачей.

В связи с обсуждением темы противодействия эконо­мической преступности в современной науке, обостряется «интерес к проблеме утверждения в уголовном и уголовно­процессуальном праве института уголовной ответственности юридических лиц», уделяется большое внимание изучению меры и степени общественной опасности корпоративных преступлений, необходимости совершенствования законных механизмов в деятельности правоохранительных органов по борьбе с ее проявлениями. Проблема экономической пре­ступности с коррупционной составляющей, перешла в разряд политических, и сегодня представляет угрозу национальной безопасности страны. Автор отмечал необходимость более эффективного использования и применения общепринятых норм предупреждения и пресечения любых коррупционных проявлений, «применительно к чиновникам любого ранга».

Не смотря на уголовную ответственность и жесткую борь­бу правоохранительных органов с подобными явлениями, преступления в экономической сфере лишь набирают оборо­ты и становятся все изощреннее. А складывающаяся тенден­ция требует применение более жестких мер не только по от­ношению к чиновникам, но и к самой системе корпоративной составляющей экономики. Необходимость подобной реакции на преступные посягательства в корпоративной сфере продик­тованы реалиями настоящего времени и требуют более пол­ного и всестороннего изучения.

ЧАТТАЕВ Азамат Русланович
кандидат юридических наук, преподаватель кафедры организации правоохранительной деятельности Северо-Кавказского института повышения квалификации (филиал) Краснодарского университета МВД России



Рекомендуем почитать антикоррупционное право

О нашем сайте

Информация на сайте предоставлена исключительно в ознакомительных целях. Перед принятием какого-либо решения проконсультируйтесь с юристом. Руководство сайта не несет ответственности за использование размещенной на сайте информации.


©2018-2019 Advokat-Consultant-online24.ru - Юридические консультации. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.